Главная Документы Баптист ТВ Новости Издания Проповеди Статьи Образование 

Первая баптистская община в Приморье - Лутковская (Лесозаводская) церковь. 1909-1915 годы.

12.11.2009
Первая баптистская община в Приморье - Лутковская (Лесозаводская) церковь. 1909-1915 годы.

Старейшей и без всяких оговорок полноценной общиной евангельских христиан-баптистов в Приморском крае является церковь ЕХБ города Лесозаводска. Впрочем, сам город Лесозаводск был образован уже при советской власти путем административного слияния трех расположенных рядом селений Иманского уезда - села Лутковского, казачьей станицы Донской и полукрестьянского-полуказачьего поселка Медведицкий. Так что мы эту общину будем называть Лутковской, как ее называли сами верующие и царские власти.

Церкви и группы евангельских верующих, существовавшие в Приморье к 1916 г.
Яндекс.Карты
Отмечено на карте:
  • Лутковская церковь
  • Никольск-Уссурийская церковь
  • Владивостокские церкви
  • Баптисты Сучана
  • Тарасовка и Ширяевка

Первым руководителем Лутковской церкви (он подписывал значительную часть ходатайств от имени общины в качестве "уполномоченного") местные власти считали казака станицы Донской Александра Дмитриевича Калашникова. Начальник Иманского уезда в 1911 году в секретном донесении в Приморское областное правление сообщал личную информацию о нем: возраст 42 года, имеет жену Анисью и пятерых детей в возрасте от 1 до 15 лет, занимается малярной работой, недвижимого имущества не имеет, проживает у Смалиуса (члена общины).

Также заметными своей активностью членами Лутковской общины в самые первые годы ее существования были казак Иван Яковлевич Сулимин (впрочем, вскоре и Калашников и Сулимин будут исключены за "сектантство" из Уссурийского казачьего войска и переведены в крестьянское сословие), крестьянин Филипп Филиппович Шахновский, Иван Комлев и 19-летний помощник сельского писаря Гавриил Корнеевич Чередник.

"Вера от слышания, а слышание от слова Божия", - сказал Апостол Павел (Рим.10:17). Сейчас трудно судить, как и через кого основатели Лутковской общины приняли веру. Возможно, Калашников и Сулимин уверовали через кого-то из казаков, ибо в те годы баптизм уже был распространен в казачестве (на 42 тысячи православных казаков Уссурийского казачьего войска к 1914 году приходилось 168 "раскольников"). Возможно, они уверовали после посещения Лутковского приезжими благовестниками. Может быть, были верующими еще до своего переезда в Лутковское (как первые штундисты Тарасовки)

В секретном донесении Иманского уездного начальника говорилось, что на начало 1910 года в общине насчитывалось 9 семей, а в 1911 году - уже около 100 человек. Там же упоминались посещения Лутковского "искусными пропагандистами баптизма": зимой 1909-1910 года - жителями города Никольск-Уссурийского (современный город Уссурийск) Марком Константиновичем Гончаренко и Михаилом Кондратьевичем Чубатовым, 8 мая 1911 года - Александром Андреевичем Персиановым (Персианов был "союзный разъездным благовестником" евангельских христиан - то есть специальным проповедником, уполномоченный на миссионерскую работу Всероссийским Съездом ЕХ), а 27 мая 1911 года - благовестниками из Хабаровска, крестьянами Тимофеем Филипповичем Чешевым и Андреем Григорьевичем Чешевым. 




А. Г. Чешев

Вероятно, днем рождения общины следовало бы считать 10 августа 1910 года, когда евангельские христиане - баптисты Лутковского и соседних селений заявили себе именно как об общине, а не просто разрозненных верующих. В этот день они направили по почте в адрес военного губернатора Приморской области заявление:

"В настоящее время в селении Лутковском, в станице Донской, поселке Медведицком и селении Большой Силан Тихоновской волости Иманского уезда находится более 50 нас, евангельских христиан баптистов. Так как мы из православия еще не исключены и не оформлены на законном основании, то местные власти воспрещают собрание и совершать нам религиозные обряды.

Руководствуясь высочайшим указом от 17 апреля 1905 года о переходе из православия в другие инославные христианские исповедания... имеем честь покорнейше просить ваше превосходительство исключить нас из православия и разрешить собрания для совершения религиозного отправления и утвердить самостоятельную общину под названием "Уссурийская".

Под заявлением стояло 12 подписей, но уже через несколько дней вдогонку был направлен полный список членов общины из 63 человек (в их числе 32 крестьянина Лутковского, 24 казака Уссурийского казачьего войска станиц Донской и Медведицкого и 7 крестьян селения Больной Силан). Еще позже, христиане сообщили дополнительно:

"постоянного молитвенного дома мы не имеем, до постройки оного предполагаем общественные молитвенные собрания в селении Лутковском в доме Филиппа Филипповича Шахновского".

Однако военный губернатор Михаил Михайлович Манакин, по закону обязанный в течении месяца исключить их из православия и разрешить собрания, делать этого не спешил. Почему? Судя по тем сведениям, которые можно найти о нем в интернете, Манакин не был таким уж ревностным православным. Скорей - служака, военный до мозга костей, - с юности и до гробовой доски посвятивший себя военной карьере. Приморское военное губернаторство было лишь очередной ступенькой в его офицерской карьере, к тому же он совмещал это с должностью наказного атамана Уссурийского казачьего войска. Возможно, именно это и заставило положить заявление Лутковских "сектантов" "под сукно" (ведь среди баптистов попадаются и полные пацифисты, отказывающиеся принимать воинскую присягу и брать в руки оружие, - хотя таких явное меньшинство). А может быть, губернатор просто особенно остро ощущал новые веяния из столицы, где уже раскручивался маховик гонений на "сектантов".

В течении 1907-1909 годов министерство внутренних дел под руководством Петра Столыпина занималось расправой над участниками первой русской революции 1905-1907 годов. Это было время массовых казней по всей стране (о чем сейчас не любят упоминать) и еще более массовых посадок "политических". К 1910 году с "политиками" было более-менее покончено и власти всерьез взялись за "сектантов". 5-летний благодатный для евангельских христиан-баптистов период послаблений (после указа от 17 апреля 1905 года) закончился. В 1910 году Столыпин издал два циркуляра. Циркуляр МВД от 4 октября 1910 года касался молитвенных общений. Запрещалось устраивать собрания для евангелизации, говорить что-либо против православной церкви и ее вероучения. На богослужениях должен был присутствовать представитель полиции. В последующие годы, до самой революции, правила для "сектантов" будут все более ужесточаться, по всей стране начнутся закрытия ранее открытых молитвенных домов, различные провокации со стороны власти и маргиналов.

В июне 1911 года, на II Всемирном конгрессе баптистов в Филадельфии секретарь Всемирного Союза Баптистов Шекспир, приветствуя малочисленную делегацию баптистов из России скажет : "Вот наша баптистская воинствующая церковь. Взгляните в лица этих мучеников. Они ради Иисуса терпели побои, заключения в темницах, они лишены были своего имения, они были разлучены с женами и детьми, многие из них носят на теле язвы Господа нашего Иисуса Христа". (1)

А тем временем в России в 1911 году Столыпин был убит в результате покушения. На посту министра внутренних дел его сменил Александр Макаров. В историю Макаров вошел своей фразой "Так было и так будет впредь", - сказанной на выступлении перед депутатами Госдумы по поводу расстрела рабочих ленских золотых приисков, когда были убиты не менее 270 человек и ранены не менее 250 человек (в своей речи Макаров всю ответственность за случившееся возложил на самих рабочих). Чуть ниже мы процитируем письмо Макарова губернатору Приморья Манакину по поводу христиан Лутковской общины, написанное им в 1912 году. Это письмо так же очень ярко характеризует его личность.


А. А. Макаров


Разумеется, осенью 1910 года баптисты из Лутковского ничего этого еще не могли знать. Они молились и ждали ответа от губернатора Манакина. Еще не исключенный из казачества Калашников и другие уполномоченные общиной периодически посылали письма и телеграммы во Владивосток с просьбой ускорить решение их вопроса, либо разрешить проведение разового собрания, поскольку богослужения периодически разгонялись местной полицией.

Вот тексты некоторых телеграмм губернатору: "Просим уведомить, в каком положении находится наше дело", "Начальник уезда ввиду не зарегистрирования общины проводить собрания не разрешает". "Просим ускорить утверждение собрания праздниками необходимо". "Просим уведомить что препятствуют исключению из православия".

Очевидно, что уездные и губернские власти пребывали в некоторой растерянности по поводу первого прецедента в Приморье. С баптистами проводилась "воспитательная работа". Так в течение 1911 года 10 человек из общины привлекаются к ответственности по ст. 90 Уголовного Уложения за распространение баптизма среди православных. Со стороны православного духовенства шли "пастырские увещевания". Местные власти то разрешали богослужебные собрания (в присутствии полицейского чина), то запрещали их. Полицейский пристав Лутковского докладывал начальнику Иманского уезда:

"При разрешении сектантам открытия в с. Лутковском молитвенного дома необходимо добавление в Лутковский стан хотя бы урядника, который в отсутствие мое мог бы присутствовать в молитвенном доме сектантов, не допуская под видом богослужебных и молитвенных собраний, чтений и собеседований не имеющих характера богослужений и молитвословий, а равно не допуская на эти собрания детей сектантов и других".

В свою очередь Иманский пристав в своем донесении в Приморское областное правление писал, что неплохо бы выслать подальше главных проповедников - Калашникова, Чередника и других (к слову, - в 1912 году Калашников переберется в Никольск-Уссурийский, Чередник и Сулимин - во Владивосток, а Шахновский в 1914 году вовсе эмигрирует в Австралию, - вынужденные или добровольные были эти переезды, сказать трудно).

Несмотря на все это христиане все еще не теряли надежды официально зарегистрироваться. В очередном большом ходатайстве в 1911 году на имя военного губернатора они напоминают, что на все ранее поданные прошения и телеграммы нет положительного ответа.

"Уже второй год как мы отделились от православия и в течение этого времени у нас бывают случаи рождения детей, а также и смерти, которые должны быть записаны в метрических книгах, чего не делается вследствие неутверждения общины".

Баптисты пишут, что отделились от православия, но юридически из господствующей церкви их так и не отпустили.

Отчаявшись получить согласие губернатора, они обращаются уже непосредственно в Петербург, в министерство внутренних дел, которое ведает делами "сект". Из МВД делается запрос военному губернатору Приморья, идет вялая чиновничья переписка, к которой подключается канцелярия гуернатора Приамурья (Приморская область административно входит в состав Приамурского края, Манакин является подчиненным Приамурского губернатора Н. Л. Гондатти). Манакин против легализации Лутковской общины и ищет убедительные аргументы для чиновников.

Наконец, в марте 1912 года случается прецедент, которым Манакин не замедлил воспользоваться, чтобы окончательно поставить точку в деле. 19 марта он сообщает в департамент духовных дел МВД:

"4 марта с. г. в станице Донской, находящейся смежно с селением Лутковским, где среди казаков замечается особо значительное распространение секты баптистов, в Донском станичном правлении приводились к присяге на верность службе молодые казаки, подлежащие в этом году зачислению на деействительную службу. В числе таковых казаков был казак Донской станицы Иван Бездетный из последователей секты баптистов, каковой отказался принимать установленную законом присягу на верность службы мотивируя свой отказ тем, что Евангелие присягать не велит. Казак этот вновь вызванный 6 марта в Донское Станичное Правление .... сказал: "Я буду служить также как и те, которые давали присягу, но только стрелять не буду как в мирное так и в военное время и никакого оружия в руки брать не буду, чтобы не прекращать жизнь человека".

Манакин сообщает, что якобы этот казак "дал такую клятву, когда вступил в секту баптистов" (Я не верю сообщению о "клятве": пацифизм среди баптистов хотя и встречается, но весьма редко. Большинство баптистов пацифистами не является, однако такая позиция допустима. Считается, что это вопрос личных убеждений каждого верующего, - прим. автора). "Подобный случай фактически указывает на крайне вредное и антигосударственное направление секты баптистов", - делает заключение в письме Манакин.

После чего министр внутренних дел Александр Макаров выносит свой "вердикт" в письме Приамурскому губернатору Гондатти. За витиевато-юридическим слогом чувствуется цинизм человека, который руководит "по понятиям, но не по закону":

"Милостивый государь, Николай Львович,

Имею честь уведомить Ваше высокопревосходительство, что по ознакомлении со всеми обстоятельствами дела по жалобе Лутковских евангельских христиан на утверждение их религиозной общины, я усматриваю следующее:

Прежде всего я не мог не обратить внимание, что в производстве дела об отпадении учредителей названной общины от православия, оформлением коего было обусловлено рассмотрение вопроса об учреждении их общины, со стороны местной административной власти допущено существенное отступление от порядка, регулирующего совершение вероисповедных перемен и заключающееся в том, что дело это, возбужденное просителями в августе 1910 года, в течение более года не получало разрешения. Между тем как по прямому смыслу Высочайше утвержденного 25 июня 1905 года Положения Комитета Министров и основанного на нем циркуляра Министерства от 18-го августа того же года за №4628, на производство в губернских учреждениях дел дел об отпадении от православия положен месячный срок, который, таким образом, и должен почитаться крайним пределом, в течение коего производство по такого рода делам должно быть завершено.

Что же касается затем непосредственно дела о легализации самой общины Лутковских сектантов, то я считаю себя прежде всего обязанным заметить, что с точки зрения закона 17-го октября 1906 года образование отпавшими от Православия сектантами религиозных общин составляет их право и осуществление его, по точному смыслу того же закона, обуславливается лишь соблюдением известных требований чисто формального свойства и принадлежностью данной группы сектантов к невоспрещенному вероучению.

Поэтому, при соответствии учредителей общин указанным требованиям вопрос о признании за гражданской властью права отказа в регистрации последних, по мотивам, не находящим себе прямого выражения, подлежит разрешению в отрицательном смысле.

За всем тем, однако, обращаясь к рассматриваемому данному, частному случаю и принимая во внимание совершенную исключительность обстановки его как по условиям места, так и всей совокупности обнаруженных губернскою властью особенностей Лутковских сектантов, резко проявляющих отрицательные стороны своего учения, не исключая даже и прямо противогосударственного направления, и тем самым вызывающих сомнение в возможности отнесения этой группы сектантов к числу последователей дозволенного учения, именем коего они по-видимому, лишь прикрываются, и с своей стороны, в виду наличности таких обстоятельств, и руководствуясь ст. 1. Уст. о Пред и Прес. Прест., возлагающей на губернские начальства обязанность предупреждать и пресекать всякие действия, клонящиеся к нарушению должного к вере уважения и общественного порядка и спокойствия, не усматриваю оснований к отмене распоряжения Военного Губернатора Приморской области об отказе в легализации общины этих сектантов и в соответствии с сим оставляю жалобу их на таковой отказ без последствий".

Таким образом, легализоваться при царской власти Лутковская церковь так и не смогла. Впрочем, разумеется, это не означало прекращения общинной жизни. Для христиан гонения со стороны власти, вынужденное существование на нелегальном положении - это нормально. Иисус Христос сказал: "Если Меня гнали, будут гнать и вас" (Иоан.15:20). Однако в 1912 году в Лутковском произошли события, которые нанесли по общине удар, наверно, более ощутимый, чем чиновничье-полицейские меры.

В середине 1912 года в Приморье прибыл Генрих Генрихович Гебель - крестьянин села Лизендерфорд Онашинской волости Камышинского уезда Саратовской губернии, талантливый проповедник адвентизма седьмого дня (АСД). В Саратовской губернии Гебель был рукоположен в пресвитеры адвентистской общины, а в 1912 году направлен для проповеднической работы на Дальний Восток. Гебель вместе с женой поселился в Никольск-Уссурийском. Здесь он трудился книгоношей - то есть распространителя по окрестностям христианской литературы с одновременной проповедью.

Гебель проповедовал как среди православных, так и в баптистских общинах (а к 1912 году помимо Лутковского уже сформировались общины Владивостока и Уссурийска). Причем проповедовал Гебель весьма успешно, сумев расколоть Лутковскую общину, которую регулярно навещал. В итоге разделения почти половина общины перешла в АСД, в том числе бывшие ее руководители Александр Калашников и Иван Сулимин. В том же 1912 году Калашников переехал в Никольск-Уссурийский, а Сулимин - во Владивосток, где они стали работать по организации на месте адвентистских общин.

Очевидно, после такого удара жизнь общины евангельских христиан-баптистов нарушилась и, по сообщению Иманского уездного начальника, "распространение баптизма стало ослабевать". Однако через год-два ситуация стабилизировалась. В дальнейшем в Лутковском существовали как баптистская, так и адвентистская общины.

В 1915 году после повторного ходатайства Арсения Сташевского (преемника Манакина на посту военного губернатора Приморья) Гондатти дал разрешение на высылку Гебеля из Приморья в Якутск. Однако когда дошло до исполнения этого поручения, оказалось, что находившийся под надзором полиции Гебель уже уехал без разрешения в Харбин, вместе с семьей. Больше о нем ничего не известно. Полицейскому приставу из Никольск-Уссурийского, под чьим надзором находился Гебель, был объявлен выговор.

В том же году Иманский уездный начальник направил в Приморское областное правление поименный список баптистов, проживающих в районе Лутковского стана Иманского уезда. В списке было 56 человек в возрасте от 17 до 63 лет. Первым в списке был Андрей Федосьевич Ведута (новый пресвитер и проповедник). А начальник Муравьев-Амурского отделения жандармского полицейского управления уссурийской железной дороги ротмистр Власов в секретном донесении военному губернатору Приморской области сообщал:

"В селе Лутковке Иманского уезда членами религиозной общины именующей себя "Баптистской" состоят крестьяне того же села: Андрей Ведута (главарь), Ефим и Стратон Смолиусенко, Зиновий и Евтихий Кривенко и др., которые еженедельно ... в доме Стратона Смолиусенко, совершают свои моления и собеседования". Кроме того, ротмистр сообщал, что "усиленное поступление к вашему превосходительству ходатайств из Иманского уезда о переходе из православия в сектантство" вызвано с одной стороны проповедью, а с другой стороны - "и чисто формальным отношением к своей пастве духовенства Иманского уезда".


(1) ("Баптист", № 32, 1911, с. 255). цитируется по Плетт И. П. "История ЕХБ с 1905 по 1944 год"


Приложение
Первые пресвитеры Лутковской церкви (предположительно):

1910-1912 годы - Александр Дмитриевич Калашников
1912-1914 годы - Филипп Филиппович Шахновский
1914-1916 - Андрей Федосьевич Ведута


Использованные источники:

РГИА ДВ ф. 1. оп. 2 д. 2097
РГИА ДВ ф. 702 оп. 3 д. 425
журнал "Баптист" №32, 1911 год
CD "История Евангельского движения в Евразии 1.0"
"История ЕХБ в СССР", Москва, издательство ВСЕХБ, 1989 год
Санников С. В. "История баптизма"
Плетт И. П. "История ЕХБ с 1905 по 1944 год"
Мурыгина Е. А. диссертация "Баптистские общины в поликонфессиональной структуре Дальнего Востока России во второй половине XIX - 30-ые гг. XX вв".
Лебедев В. Т. рукопись "История насаждения и жизнь церквей на Дальнем Востоке в 1889-1981 годы", Хабаровск.
Википедия, справочники.

Автор: Андрeй Дeмeнтьев

Поделиться в соц.сетях:

 

 

 

В связи с событиями, происходящими в мире, многие комментарии приобретают всё более оскорбительный, а порой и вовсе экстремистский характер. По этой причине, администрация baptist.org.ru временно закрывает возможность комментирования на сайте. Вместе с тем мы с уважением относимся к праву каждого читателя высказывать свое мнение, поэтому мы оставляем возможность обсуждения новостей и статей в наших группах в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Google+ и Twitter.

 
 

© 2007-2017, Централизованная религиозная организация "Российский Союз Евангельских христиан-баптистов".

Мнение редакции сайта может не совпадать с мнением авторов публикуемых материалов