Сибирская утопия баптистов

21.10.2010

Город Евангельск должен был положить начало Реформации в Советской России

Во времена массовой коллективизации в 1930 году на сходе сельчан в деревне Солона Красноярского округа выступил местный баптист Манченко. В ответ на призывы агитатора незамедлительно вступать в колхоз Манченко заявил: «Нам, баптистам, в центре Сибири будет построен новый город под названием Солнце, где будут жить одни баптисты и иметь свои производства, тогда-то нам будет хорошо». Схожие высказывания имели место и во многих других селениях Сибири. Слухи о постройке некоего христианского города долгое время не утихали в среде российских протестантов.

Увядший «Вертоград»

Мысль о создании религиозного фаланстера в России посетила духовного лидера евангельских христиан Ивана Проханова (1869–1935) в середине 20-х годов прошлого века. Отдаленным прообразом проектируемого города Солнца была небольшая христианская коммуна «Вертоград», организованная Прохановым еще в 1894 году в Крыму. Тогда Проханов, студент Петербургского технологического института, ознакомился с архивом высланных в 1884 году за границу проповедников-евангелистов Василия Пашкова и графа Модеста Корфа. В архиве он обнаружил проект хозяйственной артели, где должны были трудиться люди разных сословий с твердыми христианскими убеждениями. В поисках подходящего места Пашков и Корф в 1883 году исколесили Юг России и наконец облюбовали свободные участки вблизи Симферополя, в районе деревни Спат и хутора Софиевка, примыкающие к большой долине с роскошными фруктовыми садами. «Вертоград» – так предполагалось назвать братскую артель, что в переводе с церковнославянского означает «Цветущий сад». Из-за принудительного выдворения Пашкова и Корфа за пределы Отечества дело по реализации их планов устройства сельхозобщины было приостановлено.

Прошло 10 лет, и в Софиевке появилась группа добровольцев из Петербурга: вместе с инженером-технологом Прохановым приехала семья его друга проповедника Георгия Фаста, вдова поэта Некрасова Зинаида Николаевна с двумя племянницами и еще несколько человек. Эти люди с радостью откликнулись на предложение Проханова о практической организации совместного хозяйства на Крымской земле.

Артельщики трудились не покладая рук. «Наши вечера мы проводили с особой пользой, – вспоминал Проханов. – После тяжкого трудового дня мы собирались вместе за ужином. Я рассказывал и читал из церковной истории. Сестры шили и чинили. Это были незабываемые вечера. Мы были очень счастливы в нашем «Вертограде».

Идиллия продолжалась всего четыре года. Вышел очередной правительственный циркуляр против «зловредной штунды» (баптистского проповеднического движения. – «НГР»), который на практике широко применялся ко всем протестантским общинам. Артель Проханова была распущена, так как, по мнению органов власти, имела ярко выраженные «штундистские признаки»: свободную проповедь Евангелия, равноправный труд и общее имущество.

Новая, большевистская, власть, упразднив в 1917 году частную собственность, побуждала народ к поиску различных форм коллективного хозяйствования. Идея создания трудовых общин всячески пропагандировалась и поддерживалась повсеместно, увлекая верующих и неверующих. Множество религиозных организаций вошли в это русло легко и динамично, так как уже имели за плечами солидный опыт общинно-трудовой жизни. Первые совместные протестантские хозяйства возникли в Новгородской, Брянской, Енисейской и других губерниях.

Организуя религиозные коммуны в Тверской губернии, Проханов разрабатывал общий богословский и практический базис христианского кооперативного движения. В 1918 году вышла его программная брошюра «Евангельское христианство и социальный вопрос». Указывая в качестве образца жизнь иерусалимской общины первых христиан, автор утверждал: «Мы верим, что евангельское движение в России должно выразиться не только в проповеди, но и в создании новых форм социально-экономической жизни».

Изначально новая власть проявила заинтересованность в том, чтобы стимулировать коллективную трудовую деятельность верующих. В 1921 году при Наркомате земледелия начала работу спецкомиссия по заселению свободных земель и бывших помещичьих имений сектантами и старообрядцами.

На 13-м съезде РКП(б) в мае 1924 года Михаил Калинин в докладе «О работе в деревне» отметил наличие высокого трудового потенциала у верующих. Положительный отзыв Калинина вызвал бурные дискуссии. «Насчет сектантства точка зрения товарища Калинина неверна, – заявил в прениях партийный функционер Сергей Бергавинов. – Нет такой политической надобности, чтобы мы особенно оказывали ему внимание. У нас налогов сектанты не платят, в армию не идут, ведут смычку с кулаком, ведут работу по втягиванию бедняцкого слоя». Иной, более взвешенный взгляд высказал Алексей Рыков: «Сектантство наше в высшей степени разнообразно. Мы знаем, что на почве религиозного движения имели место и революционные движения, проникнутые коллективизмом». Жаркие обсуждения сектантского вопроса завершились принятием итоговой резолюции: «Умелым подходом надо добиться того, чтобы направить в русло советской работы имеющиеся среди сектантов значительные хозяйственно-культурные элементы».

Таким образом, сразу после 17-го и в начале 20-х годов сложились благоприятные возможности для развития христианского кооперативного движения. Созданное в 1922 году протестантское товарищество «Братская помощь» имело 14 отделов с филиалами в Москве, Омске, Балашове, Курске, Харькове, Тамбове и Тверской губернии. К 1924 году только Союз баптистов образовал 25 коммун, объединивших по 20–25 семейств. В Москве кооперативные объединения баптистов открыли шесть столовых, одна из которых размещалась в нижнем этаже здания ВЦИКа и обслуживала участников сессий и конгрессов. Что касается сельхозобщин, то самыми лучшими и эффективными были признаны евангельские коммуны в Тверской губернии.

Проханов неоднократно посещал коммуну «Вифания» на Тверской земле. Там удалось наладить многоотраслевое, технически хорошо оснащенное хозяйство. Достижения «Вифании» ежегодно отмечались похвальными отзывами и поощрениями разного рода на уездных, волостных и всероссийских выставках. Членам «Вифании» часто приходилось встречать специальные экскурсии партийных инспекторов. «Оставляя в стороне идеологию коммуны (Евангелие), экскурсия находит, что коммуна имеет организацию, соответствующую общественному укладу и принципам социализма и коммунизма», – записал в книге отзывов руководитель группы партработников.

Проханов старался вникать во все тонкости ведения коллективного хозяйства. Беседы, совещания, осмотр участков зачастую продолжались до полуночи. Всесоюзный Совет евангельских христиан, возглавляемый Прохановым, поощрял хозяйственную деятельность поместных Церквей. На Кавказе была даже создана специальная сельхозшкола, куда направлялись выпускники Библейских курсов для изучения усовершенствованных приемов земледелия. Случалось, сам Проханов направлял по общинам циркулярные послания с описанием технологии посадки лесных насаждений и фруктовых деревьев. Подобным занятиям он придавал сакральное значение: «В особый день назначается торжественное собрание, после которого все должны идти от одного дома к другому и произвести посадку с пением духовных песен. После посадки хорошо устроить общение с молитвою, проповедями, пением».

Город Евангельск

Успех, связанный с открытием коммун, подтолкнул Проханова к разработке масштабных планов. Он замыслил предпринять строительство крупного поселения. Город Евангельск – так Проханов хотел назвать место, где будут вместе жить и трудиться верующие, исповедующие учение Христа. Духовный, а отчасти и социальный облик города и его жителей Иван Степанович очертил в своей программной работе «Новая, или Евангельская, жизнь». По мысли Проханова, каждый член нового сообщества будет испытывать естественное стремление к всестороннему развитию и совершенствованию: «Родители стараются дать детям духовное воспитание и умственное образование. По возможности дети новой семьи оканчивают курс высших учебных заведений. Каждый член семьи принимает участие в жизни общины». Ручной труд, по расчетам Проханова, необходимо свести до минимума. Все сферы общинного труда он планировал оснастить и оборудовать по последнему слову науки и техники. Разумный порядок во всем, трудолюбие, трезвость, открытость к знанию, помноженные на веру в Божье водительство, приведут к всеобщему благоденствию, изжив нищету и безысходность.

Картины идеального быта и бытия, описанные Прохановым, во многом созвучны знаменитому трактату Кампанеллы «Город Солнца». Итальянский философ и монах-доминиканец высший пример братской коллективной жизни тоже видел в первохристианских общинах. Образ Солнца занимает одно из центральных мест в трактате Кампанеллы и довольно часто встречается в проектах Проханова. У Кампанеллы Солнце – орудие Бога. У Проханова – символ Евангелия.

Самый простой земледельческий труд для членов нового сообщества не в тягость, а в радость – так мыслили Кампанелла и Проханов. Жители города Солнца Кампанеллы на полевые работы «идут с трубами, тимпанами, знаменами». Рассказывая о жизни в христианских коммунах, Проханов свидетельствует, что он «видел группы братьев и сестер, работавших на поле с радостным пением духовных песен». И в будущем, уверен Проханов, «во всех ячейках новой общинной жизни будет радостный труд с торжествующим пением».

Неизвестно, был ли знаком Проханов с трактатом Кампанеллы. Книга философа была переведена на русский язык в 1907 году. Вполне возможно, что Проханов, охваченный реформаторскими идеями, интересовался трудами итальянского утописта. Труд Кампанеллы обращал на себя внимание многих западных протестантов. Еще при жизни автора один из его друзей, лютеранин Товий Адами, издал «Город Солнца» в Германии. Известно, что протестанты в Вюртемберге в XVII веке намеревались создать свободную христианскую общину под названием «Город Солнца». Но Тридцатилетняя война не дала возможности претворить эти планы в жизнь.

После 10-го Всесоюзного съезда евангельских христиан в ноябре 1926 года «русский Кампанелла» поручил инженерам, агрономам и другим специалистам приступить к разработке строительного проекта города и деревни. Менее чем через год этот проект уже был готов. В Наркомзем РСФСР от Президиума Всероссийского союза евангельских христиан (ВСЕХ) было направлено официальное ходатайство о предоставлении места христианам-переселенцам и о разрешении экспедиции для выбора района будущей застройки в Алтайском крае. Разрешение и рекомендательные удостоверения энтузиасты-первопроходцы получили без особых проволочек.

11 сентября 1927 года экспедиция вышла на открытый берег к устью рек Бии и Катуни. У каждого в руках была лопатка, а на плечах вязанки саженцев: клен американский и сибирские кедры. К полудню пустынный берег украсился живой изгородью из молодой поросли. Здесь же было совершено импровизированное богослужение, на котором Проханов с воодушевлением говорил о будущем городе Солнца и необыкновенной жизни в нем. 12 сентября экспедиция возвратилась в Новосибирск на совещание. Там было принято решение: направить дальнейшие изыскания к Саянскому хребту, в Минусинский край, в долину реки Ус, а затем на озеро Ханку вблизи Владивостока на Восточно-Манчжурском рубеже. Разработкой нового маршрута занялся инженер Михаил Шоп-Мишич.

Закат протестантского Солнца

Но Проханову не удалось реализовать свои проекты в полной мере. Христианские коммуны на пороге 30-х годов стали распадаться, тогда же был приостановлен процесс подготовки к закладке города Солнца-Евангельска. К тому же вокруг личности самого Проханова ходило много кривотолков. Какая-то часть крайне консервативных верующих с опаской и недоверием смотрела на его нововведения и грандиозные проекты социального характера.

Основные же препятствия, которые разрушили замыслы Проханова, исходили извне, от властей предержащих. Если вначале запрос Проханова о возведении города Солнца-Евангельска был поддержан даже «чекистским игуменом» Евгением Тучковым, начальником 6-го отделения Секретного отдела ОГПУ, то через некоторое время советские чиновники спохватились. Используя печатные издания, во всю мощь забил тревогу Емельян Ярославский. «Баптизм и евангелизм везде строят свои гнезда, – писал Ярославский в журнале «Безбожник». – И.С.Проханов не прочь даже в городе Ленина открыть «Дом евангелистов», а в Сибири – построить город Солнца. До такого позора Советская страна не дойдет».

Прохановским городом Солнца даже лично заинтересовался Сталин. 17 мая 1928 года на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) вождь указал на серьезные просчеты, допущенные Наркомземом РСФСР в связи с выдачей разрешения баптистам на строительство поселения. А через неделю Политбюро после доклада Ярославского о деяниях Проханова принимает решение о предложении Наркомзему «ликвидировать дело с организацией Всесоюзным советом евангелических христиан города Евангельска в Сибири, сообщив об этом решении соответствующим исполкомам».

В стране ужесточились репрессии против религиозных организаций. При полном одобрении Сталина в 1929 году появился на свет новый закон о религиозных объединениях. Он был полон запретительных статей: «Религиозным объединениям запрещается создавать кассы взаимопомощи, кооперативы, производственные объединения, оказывать материальную поддержку своим членам, организовывать как специально детские, юношеские, женские, молодежные и другие собрания, группы, кружки, отделы, а также устраивать экскурсии и детские площадки, открывать библиотеки и читальни, организовывать санатории и лечебную помощь».

Если следовать букве этого закона, то деятельность Церквей сводится лишь к «отправлению религиозного культа». О каком-либо духовно-просветительском или социальном служении не могло быть и речи. Еще до выхода закона Проханову пришлось прекратить сбор средств на постройку города, отказаться от помощи иностранных миссий, которые уже начали поставлять в Россию оборудование и стройматериалы.

Отправившись в июне 1928 года по церковным делам за границу, Проханов больше на родину не вернулся. Судьба Проханова во многом оказалась связанной с судьбой России. Религиозному лидеру довелось жить в эпоху революционеров, романтиков, реформаторов, мечтателей, утопистов. Проханов всю жизнь лелеял мечту о Реформации в России наподобие той, которая прокатилась по Европе в XVI столетии и существенно изменила облик стран Запада. Христианские коммуны и, наконец, проект города Солнца, или Евангельска, были частью его далеко идущих реформаторских планов.

Об авторе: Владимир Александрович Попов - преподаватель Московского богословского института Российского союза евангельских христиан-баптистов.


Опубликовано в НГ-Религии от 20.10.2010
Оригинал: http://religion.ng.ru/history/2010-10-20/7_sibir.html

Поделиться в соц.сетях:

 

 

 

В связи с событиями, происходящими в мире, многие комментарии приобретают всё более оскорбительный, а порой и вовсе экстремистский характер. По этой причине, администрация baptist.org.ru временно закрывает возможность комментирования на сайте. Вместе с тем мы с уважением относимся к праву каждого читателя высказывать свое мнение, поэтому мы оставляем возможность обсуждения новостей и статей в наших группах в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Google+ и Twitter.

Я МОЛОДОЙ! 2017

 
 

© 2007-2017, Централизованная религиозная организация "Российский Союз Евангельских христиан-баптистов".

Мнение редакции сайта может не совпадать с мнением авторов публикуемых материалов