Главная О нас Документы Баптист ТВ Новости Церкви Издания 

Стоявший в проломе

02.09.2009

Жизнь и дело Геннадия Крючкова

 

Евангельские христиане-баптисты всегда считали своим долгом отстаивать принцип полного отделения Церкви от государства. Исповедание веры одной из первых баптистских церквей в Англии гласило: «Мы признаем себя обязанными подчиняться гражданской власти во всем, кроме вопросов веры, в которых мы должны повиноваться только Христу, исповедуя и сохраняя свою веру даже среди испытаний». Тех, кто стойко защищал христианские общины от незаконного вмешательства светской власти, обычно заносили в разряд религиозных диссидентов и жестоко преследовали.

В начале 60-х годов прошлого столетия среди наиболее активных баптистов СССР зародилось движение за право на свободное исповедание и выражение религиозных убеждений. Движение это возглавил пресвитер церкви евангельских христиан-баптистов города Узловая Тульской области Геннадий Константинович Крючков.

Начало служения

Будущий духовный лидер родился 20 октября 1926 года в многодетной семье. Его родители, отец Константин Павлович и мать Александра Евдокимовна, принадлежали к московской общине евангельских христиан, известной под названием «красноворотцев». Их молитвенный дом располагался у станции метро «Красные ворота».

Почти все члены этой общины начиная с 1923 года подвергались жестоким репрессиям за пацифистские убеждения, за активную духовно-просветительскую и благотворительную деятельность. В 30-е годы общину фактически разгромили: десятки мужчин и женщин были расстреляны, сотни отправлены в концлагеря и места ссылок, где выживали лишь немногие.

Константин Павлович, приговоренный в 1931 году к пяти годам заключения, выжил. Но после его возвращения семья с малолетними детьми была обречена на постоянные скитания по городам и весям. Ведь репрессированные не везде могли обосноваться.

Жить Крючковым приходилось в основном в сельской местности и работать от зари до зари в колхозе. Геннадий, 13-летний парнишка, пас двухтысячную отару овец в Ростовской области. Затем была учеба в ремесленном училище Новочеркасска на мастера-краснодеревщика.

Грянула война. В 1943 году Геннадий попал на фронт и смог демобилизоваться только через семь лет. С трудом отыскал местожительство родителей. Их по предписанию властей после войны отправили работать на шахтах Подмосковного угольного бассейна в городе Узловая.

Там в 1951 году Геннадий Константинович заключил брак с Лидией Васильевной, работницей угольного предприятия. Молодые супруги присоединились к местной общине евангельских христиан. Охваченный духовным рвением Геннадий Крючков совершает служение руководителя церковного хора, диакона и затем становится пресвитером.

О молодом талантливом пасторе скоро узнали в Москве. В 1955 году руководство баптистского духовного центра предложило Геннадию Крючкову получить богословское образование в Англии, в Библейском колледже имени Чарльза Сперджена. Но стоило только кандидату написать официальное заявление, ему тут же пришлось иметь разговор с чиновниками Совета по делам религий при Совете министров СССР. Они недвусмысленно дали понять, что служить Богу, вести дела церковные без тесного взаимодействия с различными государственными органами в Советском Союзе не дозволяется.

Глубокое потрясение, по его собственному признанию, Геннадий Константинович испытал, когда те же самые утверждения он услышал из уст почтенных и уважаемых пастырей евангелистского братства. Руководители Всесоюзного совета евангельских христиан-баптистов (ВСЕХБ) разводили руками, вразумляя Крючкова не противиться представителям власти, но во всем быть им послушным.

Принять такие условия Геннадий Константинович наотрез отказался. Тогда у него окончательно созрели убеждения, что грубые притязания властей явно противоречат многим статьям Конституции и законам СССР, а позиция служителей ВСЕХБ попирает евангельское учение о независимости Церкви от государства и мира.

60-е годы в истории российского баптизма ознаменовались расколом. Разделились не только баптистские церкви, раскол прошелся и по другим протестантским общинам. Тайная и явная работа по разрушению христианских общин достигла своего апогея в годы хрущевского правления. Часть верующих не смогла пойти на сделку с совестью, не смогла избрать путь компромисса и дипломатической гибкости. Наиболее активное и организованное сопротивление наступлению воинствующего атеизма на права верующих оказала часть евангельских христиан-баптистов. Геннадий Константинович Крючков стал их организатором и вдохновителем.

Инициативники

В апреле 1961 года Крючков создал Инициативную группу по созыву Чрезвычайного Всесоюзного съезда ЕХБ. Законного права на съезды они были лишены с 1926 года. Но вышестоящие служители Церкви давно смирились с попранием прав верующих, довольствуясь ничтожно малой толикой возможностей проведения молитвенных собраний общин и отправлением культа в основном для верующих пожилого возраста.

Когда канцелярию ВСЕХБ посетили ходоки во главе с Крючковым с горячими предложениями совместно ходатайствовать перед властями о съезде, о снятии унизительных ограничений на духовную жизнь, предельно осторожные руководители духовного центра сразу попытались остудить пыл молодых пресвитеров. Инициативников убеждали, что исправить ситуацию якобы уже невозможно, так как государство в лице Хрущева решило покончить с религией раз и навсегда.

После многократных и настойчивых попыток найти общий язык с руководством Союза баптистов Геннадий Крючков и его сторонники решили действовать самостоятельно. За подписью Крючкова от имени Инициативной группы и параллельно от многих общин в высшие органы власти хлынул почти непрерывный поток писем, заявлений, ходатайств о разрешении съезда, о недопустимости нарушения права на свободу совести.

Крючков и другие верующие сознательно встали на жертвенный путь, хорошо понимая, какие репрессии могут обрушиться на них. Отец Крючкова на все вопросы уполномоченного по делам религий о поведении сына отвечал, что он «гордится своим сыном и благословляет его принять мученический венец в борьбе за чистоту Церкви».

Из-за нарастания гонений Инициативная группа вынуждена была перейти на нелегальное положение, но движение за верность евангельским принципам в церковной жизни расширялось год от года. В 1962 году Инициативная группа стала именоваться Оргкомитетом, а в 1965 году на его основе образовался Совет церквей ЕХБ под председательством Крючкова.

Это был как раз тот год, когда гонения немного поутихли – в 1964 году Никита Хрущев был снят с поста председателя Совета министров СССР. В январе 1965 года было даже принято постановление Президиума Верховного Совета «О некоторых фактах нарушения социалистической законности в отношении верующих». По протесту Генпрокуратуры более 80 дел было пересмотрено, часть верующих освободили и реабилитировали. Официальному Союзу баптистов еще в 1963 году было дано разрешение на проведение съездов.

Некоторое затишье оказалось кратковременным. С 1966 года, когда репрессии возобновились, со стороны баптистов усилились ходатайства за гонимых единоверцев. 30 мая 1966 года Геннадий Крючков был арестован в Москве.

Вне закона

Арест произошел после расправы над многочисленной баптистской делегацией, явившейся к зданию ЦК КПСС с петицией о защите преследуемых христиан и о нормализации государственно-церковных отношений. Крючкова в числе делегатов не было, но власти сочли, что все нити по организации столь смелой и грамотной баптистской акции ведут к нему.

Тогда диссидентов после ареста обычно без нужды томили полгода в следственном изоляторе, а затем устраивали изнурительные судебные процессы по заранее спланированному сценарию с установленным заблаговременно приговором. Всем активным деятелям на поприще инакомыслия обычно давали для начала трехлетний срок заключения – с перспективой на добавление срока уже в лагере. Такая же судьба ожидала и Крючкова. Его приговорили к трем годам лишения свободы. В лагере за отказ покаяться перед властями и «встать на путь исправления» завели новое дело, для этого в ход пустили ложные доносы уголовников. Протестуя против такой фабрикации дела, Крючков объявил 17-дневную голодовку. К тому же верующие на воле писали во все инстанции, требуя его освобождения. Что-то на сей раз в бездушной государственной машине не сработало, и Крючков вышел за пределы зоны вовремя.

Но власти, как и следовало ожидать, о нем не забыли. В августе 1970 года дом Крючкова в Туле оцепил наряд милиции. Но хозяина там уже не оказалось. Геннадий Крючков покинул родной дом и семью не ради того, чтобы где-то просто отсидеться, пожить в потаенном местечке. Он твердо был намерен продолжать свое служение в условиях подполья и строжайшей конспирации. Власти в официальных документах квалифицировали его как злостного тунеядца-антисоветчика и объявили его во всесоюзный розыск. На милицейских стендах во многих городах рядом с изображениями уголовников-рецидивистов размещалось фото проповедника Евангелия.

Подпольная «резиденция» Геннадия Константиновича с небольшим штатом помощников и одной печатной машиной располагалась в чердачном помещении дома лесного эстонского хутора, в окрестностях Тарту. На совещания к председателю с большими предосторожностями, соблюдая меры строжайшей конспирации, добирались служители Совета церквей. Те, кто общался со своим руководителем на территории его «резиденции», отмечали широкую осведомленность Геннадия Константиновича о состоянии церковной жизни, о положении узников за веру и их семей, о мировых религиозных и политических событиях.

Как-то собратья предложили Крючкову организовать тайную встречу с семьей, но тот отказался, не желая рисковать и причинить возможный ущерб общему делу. «Я полагаю, Бог, Которому мы служим, восполнит мое отсутствие Своим присутствием в моей семье», – ответил тогда Крючков на предложения соратников.

Подпольная типография

В 1971 году на всем пространстве СССР в общинах христиан-баптистов появились различные издания Совета церквей, отпечатанные нелегально типографским способом. Десять лет подобные материалы изготавливали на гектографе, а тут вдруг необыкновенное достижение – переход на типографскую печать. Как это стало возможно?

Еще в то время, когда формировалась Инициативная группа, Геннадий Константинович мечтал о создании качественной независимой печати. Как-то летом 1963 года вместе со своим братом Юрием они зашли Политехнический музей в Москве на выставку японской малогабаритной полиграфической техники. В глаза сразу бросилась компактная печатная машина, с которой тут же были сделаны эскизы. Она и послужила умельцам-изобретателям исходной моделью для конструирования собственного печатного оборудования.

Однако изготовить печатный станок – только часть непростой кропотливой инженерной работы. Нужно было еще изобрести подходящую технологию набора текста.

Под началом Крючкова в Подмосковье, в тесном частном домике была сооружена подпольная экспериментальная лаборатория по разработке материалов и приспособлений для офсетной печати. Было опробовано много методов, но все они были довольно сложными, очень трудоемкими и мало подходили для скрытой от внешних глаз работы.

Вскоре Крючков придумал совершенно новый и простой способ аппликации: из хорошо изданных светских книг и журналов вырезались буквы и слоги, из них составлялись строки, тексты духовного содержания. Затем из подручного материала пришлось долго конструировать специальные наборные машинки.

Со временем, по настоянию Крючкова и благодаря жертвенному труду умельцев, был налажен серийный выпуск малогабаритного печатного оборудования.

Печатные точки были рассредоточены по разным уголкам Советского Союза. Стоило сыщикам обнаружить одну, тут же начинала работать другая. Усердных работников арестовывали, сажали в тюрьмы, но им на смену, не колеблясь, приходили следующие. Периодика Совета церквей продолжала выходить регулярно. Кроме того, издавались книги Священного Писания, сборники духовных песен, назидательные христианские брошюры. На всех изданиях стояла отметка: «Отпечатано в издательстве «Христианин» на пожертвования верующих. Продаже не подлежит».

Решение о создании подпольного издательства было принято Крючковым только после того, как правительство отказало верующим выпустить Библии и церковные песнопения в государственных типографиях.

Агония строя

Советская антирелигиозная машина продолжала неуклонно набирать обороты. Гонения на активных христиан достигли наивысшего пика с приходом к власти Юрия Андропова, который взял решительный курс на укрепление дисциплины и порядка. По указанию сверху наряды милиции на рынках и улицах стали отлавливать всех праздношатающихся в рабочее время. И, конечно, столь строгие меры по наведению железного порядка напрямую коснулись верующих.

По всей стране прокатилась волна арестов, обысков и судебных процессов. На скамью подсудимых влекли деятельных православных, католиков, протестантов. Газетные и журнальные полосы запестрели заказными статьями о «подрывной работе» церковников и сектантов.

С начала андроповской кампании почти весь состав служителей Совета церквей оказался за решеткой. Тяжелейший прессинг по месту работы и учебы сопровождал детей и молодежь из верующих семей. Если человек делился с кем-либо своими религиозными взглядами, его запросто могли уволить с работы или отчислить из учебного заведения.

Гонения по инерции продолжались и после смерти Андропова. В 1985 году, когда Михаил Горбачев наметил основные контуры перестройки, местные власти вовсю проводили «зачистки» незарегистрированных молитвенных домов, арестовывали служителей, конфисковывали Библии. В то время Геннадий Крючков стал записывать свои проповеди, призывы и рекомендации на аудиокассеты и тайно распространять по церквам.

В 1985 году многие верующие из динамика магнитофона слушали спокойный и уверенный голос пастыря: «Братья! Дополнительные сроки осуждения говорят о том, что наши гонители находятся в последних предсмертных судорогах. Скоро освободят всех узников и широко откроются двери для благовествования».

Слова Геннадия Константиновича оказались пророческими. Через два года число осужденных за активную веру стало резко уменьшаться. А 17 июля 1988 года на имя Крючкова в Тулу пришло уведомление из прокуратуры, что уголовное дело в отношении него «прекращено за отсутствием состава преступления».

После перестройки

В начале июля 1989 года Геннадий Крючков уже выступал с объемной речью на Всесоюзном совещании представителей незарегистрированных баптистских общин в Ростове-на-Дону. В его докладе были слышны отзвуки тогдашних бурных споров о путях перестройки: «Мы должны понять, что без Бога невозможно создать сознательное общество. И Господь пришел не подновить общество, не отремонтировать его, прилепив к старому новые заплаты, а привести к новому духовному рождению».

Когда в августе 1991 года страна оказалась под угрозой коммунистического реванша и возврата к старым порядкам, ближайшие друзья советовали Крючкову вновь удалиться в укромное место. Но он даже и слышать не хотел об этом, заявив, что если Бог открыл двери для христианского служения, то никто их не закроет.

Новая эпоха принесла новые возможности и новые проблемы. Крючков на всех съездах, совещаниях и конференциях подчеркивал, что главное призвание Церкви – проповедь Евангелия окружающему миру. Новое законодательство не принуждает религиозные общины к регистрации. По закону члены незарегистрированных церквей имеют полное право распространять свое вероучение в любой форме. Но проблема в том, что не все чиновники в местных структурах власти достаточно компетентны и демократичны.

На возникавшие вопросы о регистрации Геннадий Крючков отвечал, что законы о религии в странах СНГ разные и в результате регистрации общины могут оказаться в полной зависимости от государства. «Церковь стоит не над государством и не под государством, она стоит вне – вот наша позиция на века!» – провозгласил Геннадий Крючков на последнем съезде в октябре 2005 года.

В разных кругах существуют разные мнения о личности и деятельности Крючкова. Ведь ему выпал жребий пророка, стоящего по примеру библейских праведников «в проломе стены на защите Истины» (Иез. 22:30). Годы напряженного отстаивания личных убеждений, переживания за судьбу вверенного ему братства, боль о страданиях домочадцев – все это не могло не отразиться на складе характера. Столь необычный образ жизни выковал личность бескомпромиссную, прямолинейную и целеустремленную. В его проповедях и докладах попадаются иногда резкие, категоричные высказывания в адрес оппонентов. Он с прямотой библейского пророка говорил то, что лежало на сердце, и нередко наживал себе противников.

15 июля 2007 года завершился жизненный путь Геннадия Константиновича Крючкова. Несмотря на всевозможные толки и противоречивые суждения о нем, влияние этого духовного лидера, несомненно, сохранится на долгие годы. Своим жертвенным служением он внес заметную лепту в дело содействия движению страны от тоталитарного режима к правовому государству.

Об авторе: Владимир Александрович Попов - преподаватель Московского богословского института Российского Союза евангельских христиан-баптистов.


Опубликовано в НГ-Религии от 02.09.2009
Оригинал: http://religion.ng.ru/history/2009-09-02/7_Kryuchkov.html

Поделиться в соц.сетях:

 

 

 

В связи с событиями, происходящими в мире, многие комментарии приобретают всё более оскорбительный, а порой и вовсе экстремистский характер. По этой причине, администрация baptist.org.ru временно закрывает возможность комментирования на сайте. Вместе с тем мы с уважением относимся к праву каждого читателя высказывать свое мнение, поэтому мы оставляем возможность обсуждения новостей и статей в наших группах в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Google+ и Twitter.

 
 

© 2007-2017, Централизованная религиозная организация "Российский Союз Евангельских христиан-баптистов".

Мнение редакции сайта может не совпадать с мнением авторов публикуемых материалов