Жизнь ленинградских евангельских христиан во время блокады

26.01.2009

Интервью с церковным историком, кандидатом исторических наук Татьяной Никольской

Что представляла собой баптистская община Ленинграда перед началом войны?

К 1937 году в городе не осталось ни одной зарегистрированной церкви евангельских христиан или баптистов. К началу Великой Отечественной войны верующие в городе были, но они находились в рассеянии, то собирались по домам, встречались тайно. Согласно секретным советским  сводкам в городе существовало тогда не менее 60 так называемых "сектантских точек". Это не обязательно были евангельские христиане, это были верующие и других протестантских направлений. До шестидесяти адресов только известных НКВД, не говоря о тех адресах, которые им, слава Богу, узнать не удалось.

Верующие продолжали общаться, продолжали собираться, пресвитер И. С. Соколов тайно посещал верующих, свершал хлебопреломления, погребения, совершал душепопечительскую работу...

Как изменилась жизнь общин с началом блокады?

Во время блокадного периода жизнь, разумеется, изменилась, хотя бы потому, что изменилась жизнь вообще. Начались бомбежки, начался голод. От него умерли очень многие верующие. В частности, служитель, который совершал служение среди молодежи, Михаил Андреев. Он умер весной 1942 года. Причем он ослабел даже раньше своих троих детей, потому что у него было слабое сердце. Как вспоминает его дочь Зинаида Михайловна Лебедева, он лежал, уже совершенно ослабев, и напевал песню "Ближе Господь к Тебе". С этой песней и умер.

Верующие продолжали поддерживать друг друга. Алла Николаевна Измайлова вспоминала, как пришел к ним один из братьев по вере – Григорий и принес немного крупы. Причем в этот день семья, мать и шестеро детей (а отец был у них в 37-м году арестован), сидели голодными. И вдруг приходит этот брат Гриша приносит крупу и говорит: "Это все, что у меня осталось. Я чувствую, что я умру, но я не хочу это есть один". Они сварили эту немытую крупу, добавили туда для густоты размоченный столярный клей и съели. Этот человек ушел, а на другой день умер. Даже в последний момент, уже обреченные, люди думали о других. Постоянно молились, постоянно обращались к Богу во всех трудных случаях, а они были каждый день.

Пастор Юрий Петрович Головин, ему тогда было 9 лет, вспоминает, как у них не осталось в доме абсолютно никакой еды. Жили они мать и трое мальчиков. У них какой-либо надежды, на то что достанут еду, помолившись легли спать, можно сказать, с мыслью о смерти. Вдруг утром приходит родственник с передовой, брат матери, которого отпустили в город на побывку к семье, а семья оказалась в эвакуации. В итоге, весь месячный паек, которой он привез своей семье, он отдал им. Таким образом, по этим детским молитвам Бог помог продержаться.

Много было таких чудес?

Известно очень много историй о спасении по молитве, очень много. Например, я уже упоминала семью Измайловых. Детей из этой семьи собирались эвакуировать. Дело в том, что в ервые месяцы войны, многие не хотели уезжать, да и власти не особенно на этом настаивали. Однако позже детей начали забирать у родителей, и отвозить на большую землю в организованном порядке, зачастую не особо считаясь мнением родителей. Итак, семье Измайловых предложили эвакуировать младших детей. Они молились и у них было побуждение не ехать. Родители не то что бы сопротивлялись или отказывались, они отдались на волю Божью, собрали вещи и ждали. И так получилось, что к ним за детьми не пришли, про них забыли. Обходя все квартиры, забирая всех детей о них забыли, пропустили. Спустя несколько дней, женщина, которая руководила эвакуацией, увидела их детей и очень удивилась: "Как вы здесь и вы живы"? Потому что как раз была бомбежка, и все дети погибли.

Конечно, для многих людей было большим соблазном пережить такое время честно. Подростки, мальчики особенно, тяжело переносили голод. Вот в той же семье Измайловых старший сын Сергей умирал. Его товарищи его по двору, менее щепетильные, предложили: "Ну что делать, такое время, давай что-нибудь украдем". Наверное, это было большим соблазном, который этот мальчик победил и предпочел умереть от голода, нежели пойти и взять чужое или отнять у кого-то хлеб.

Подобные истории потрясают более, чем какие-то события глобальные. Зачастую у нас в советской истории была забыта т.н. "история повседневности", история того, как жили не знаменитые, а простые люди. Но, тем не менее, эта бытовая история интересна не менее, чем судьба известных людей, чем какие-то важные исторические события.

Многие верующие, да и не верующие, блокадники вспоминают, что обращались к Богу, начинали молиться даже те люди, кто Его раньше не признавал и богохульствовал. Однако перед лицом такого ужаса, такой трагедии, они начинали обращаться к Господу. Всех масштабов трагедии в первые послевоенные годы не понимали, мало кто знал про это. Когда в 1946 году в Ленинград приехали американцы, они выразили сочувствие жителям города, что те "так страдали от бомбежек", они видимо не знали, какой здесь во время войны был голод. То, чего не видела большая земля, даже и верующие не всегда рассказывали друг другу. Это, наверное, уже было за гранью человеческого восприятия.

Была в блокадное время какая-то общинная жизнь евангельских христиан?

Богослужения, совместные молитвы, судя по воспоминаниям верующих, были. Хотя они, наверное, не были систематическими. Просто приходил пресвитер И. С. Соколов, произносил маленькую проповедь, совершал хлебопреломление, люди на это жертвовали свой паек. Это были маленькие богослужение. К концу войны стали собираться уже больше, чаще и активнее. Но и в самые тяжелые дни блокады жизнь духовная продолжалась.

Что-нибудь известно про судьбу пастора, который окормлял верующих в блокаду?

К сожалению мало что известно. Я считаю, что в период блокады это самый неизученный период церковной истории, его необходимо изучать дальше. После регистрации евангельской общины в 1946 году, пресвитером был уже не он. Видимо он был очень пожилой человек и уступил место более молодым.

Есть ли сведения сколько погибло верующих, сколько осталось?

Конечно репрессии и война очень сильно уменьшили ряды церкви, но статистических данных на эту тему я не видела. Надо учесть, что после окончания войны в городе было много приезжих: кто-то вернулся с фронта, кто-то из эвакуации, кто-то вообще приехал в Ленинград из другого города. Таким образом, церковь была достаточно внушительна. Власти, тогда политика изменилась, стали более лояльны к религии. В тоже время они не хотел, что бы существовали какие-то подпольные точки. Надо что бы все верующие протестантского направления объединились в одной общине. Власти сами предложили регистрацию. Официально община была зарегистрирована 25 октября 1946 года, но до этого верующим примерно в течение года позволялось собираться.

Причем в зарегистрированную общину власти рекомендовали ходить не только евангельским – христианам баптистам. Пятидесятникам, адвентистам седьмого дня и другим протестантам сказали: "Зачем вас регистрировать, вы можете туда ходить".

Первоначально церковь хотели устроить Конюшенной улице в бывшей французской реформатской церкви, где в 20-е годы размещался прохановский "Дом Спасения". Даже сохранилась резолюция, в которой дается положительный ответ на просьбу верующих сделать там церковь, то есть в самом центре города, в двух шагах от Невского проспекта. Однако потом решение властей изменилось, видимо они сочли, что это плохо, когда дом молитвы находится в таком удобном месте, верующим было предложено искать другое здание. Оно было найдено на Большеохтинском проспекте 130, где тогда хранился инвентарь военнослужащих, оно было в очень плохом состоянии, пробито снарядами, ни стекол, ничего… Необходимо было сделать полный ремонт, и верующие сделали его довольно быстро, на свои средства. Причем интересно, когда в 1946 году приехала уже упомянутая мной американская делегация, несколько человек выразили желание встретиться с местными баптистами. Чтобы не было никаких подозрений, им эту встречу устроили. Но пресвитера, а первым пресвитером зарегистрированной общины был Аким Симонович Чижов, проинструктировали, что надо от всего отказаться. Американцы предлагали помощь в ремонте здания, предлагали духовную помощь, то есть Библии на русском языке, но им отвечали, что "во всем этом ленинградские верующие не нуждаются". Не будем строго судить пресвитера, потому что если бы он начал артачиться и возражать властям, возможно церкви тогда бы просто и не было бы. В храме был построен баптистерий.

В первые послевоенные годы сотни людей принимали крещение, и, конечно, многие из них это ленинградцы, пережившие блокаду, пережившие эти страшные ужасы. Возможно, именно это привело их к вере, к Богу.


Впервые опубликовано:

Портал "РЕЛИГИЯ и СМИ" 26 января 2005
адрес публикации: http://www.religare.ru/article13947.htm

Поделиться в соц.сетях:

 

 

 

В связи с событиями, происходящими в мире, многие комментарии приобретают всё более оскорбительный, а порой и вовсе экстремистский характер. По этой причине, администрация baptist.org.ru временно закрывает возможность комментирования на сайте. Вместе с тем мы с уважением относимся к праву каждого читателя высказывать свое мнение, поэтому мы оставляем возможность обсуждения новостей и статей в наших группах в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Google+ и Twitter.

 
 

© 2007-2017, Централизованная религиозная организация "Российский Союз Евангельских христиан-баптистов".

Мнение редакции сайта может не совпадать с мнением авторов публикуемых материалов