Николай Иванович Пейсти и его служение в Приморье

07.02.2010

 



1923 год. Николай Иванович Пейсти с супругой Мартой Ивановной, дети (слева направо) Даниил, Ярл, Мэри. Оба сына родились в Уссурийске. Фото из семейного архива Я. Н. Пейсти



Николай Иванович Пейсти - одна из самых ярких фигур в истории баптизма в Приморье. Недолгий (около 3,5 лет, - 1918-1922 годы) период служения его здесь пастором Никольск-Уссурийской церкви пришелся на время взрывного роста баптистских общин в крае. Немало этому росту поспособствовали труды Николая Пейсти - одаренного проповедника и организатора, посвятившего свою жизнь служению Господу.



Он родился 10 декабря 1892 г. в городе Санкт-Петербурге, в семье Ивана Ивановича и Анны Васильевны Пейсти. Отец его был инженером-кораблестроителем, шведом по национальности, а мать русской - из рода Олениных. Родители Николая уверовали во время широко известного евангельского пробуждения в среде русской аристократии Петербурга, во время служения здесь лорда Редстока и князя Василия Александровича Пашкова. Родители мечтали, чтобы их сын отдал себя служению Господу.

В 1895 году его отец ушел в вечность, и трехлетний мальчик остался с матерью. Когда ему было 10 лет, его мать потеряла все свое состояние и должна была зарабатывать на пропитание себе и сыну, при этом заботясь, чтобы мальчик получил образование. Обстоятельства ухудшались, и через два года Николай вынужден был начать работать по вечерам, после школьных занятий. Работа его заключалась в обслуживании конторы Вестинхауза, - там он впервые встретился с Иваном Степановичем Прохановым, который сразу же произвел на него сильное впечатление. После уверования его дружба с Прохановым стала более глубокой.



Николай Пейсти со своей мамой А. В. Олениной. Фото из семейного архива Я. Н. Пейсти



Николай был учеником первой в России воскресной школы, организованной княгиней Натальей Федоровной Ливен в своем доме на Морской улице. "Маленький белокурый мальчик Коля", который "впоследствии стал благословенным проповедником", - так отзывается о нем ее дочь, Софья Павловна Ливен в своей книге "Духовное пробуждение в России". В 15-летнем возрасте Николай Пейсти пережил обращение ко Христу, - выражаясь его собственными словами, он вышел «из гнетущего мрака сомнений к светлой и радостной вере в Бога». Хотя он с рождения рос в верующей семье, его обращение было настолько реально и определенно, что он точно мог указать день и час этого события.

В 1911 году он уехал в Германию, во Франкфурт-на-Майне учиться в Методистском Богословском институте. Но Первая мировая война заставила его возвратиться в Санкт-Петербург. Здесь он трудился, распространяя евангельскую литературу, за что был арестован и выслан в Финляндию.

В Финляндии он встретил Марту Ивановну Финскас, которая стала ему верной спутницей на всю жизнь. Много раз он благодарил Господа за этот ниспосланный ему дар Божий. В Финляндии у них родилась дочь. А в России в это время разгоралась гражданская война. Миллионы людей, убивающих друг друга, нуждались в проповеди слова Божьего. Позднее Марта Ивановна вспоминала:

"В начале 1918 года, в разгар русской революции, в один день мой муж приходит ко мне и говорит: «Ты знаешь, мы должны поехать в Россию. Я чувствую, что Господь зовет меня туда». У нас в то время был маленький ребенок, и я говорила мужу: «Как же мы можем ехать в Россию в такое страшное время?» Помню, что когда мой муж выразил это желание в церкви, все верующие запротестовали, говоря, что это желание не от Бога. Они говорили: «Вам все равно не будут давать проповедовать там. Вас расстреляют, или вы умрете от голода». Но мой муж всегда, узнав о чем-нибудь, что это воля Божья, не сдавался и никто не мог его отговорить. Итак, мы упаковались и поехали в Петроград.

По прибытии на место мы действительно узнали, что слухи о России у нас не преувеличены. Голод был страшный, и людей убивали прямо на улицах. Я своими глазами видела подобное. Продукты мы получали по карточкам. Нашу дневную порцию составляла восьмушка фунта хлеба на человека. Ребенок же получал по своей карточке два яйца и один фунт крупы на месяц. Я помню, что я несколько раз измеряла крошечный кусок хлеба, он был не длиннее и не толще моего пальца, но в то же время он был страшно тяжелый от различных примесей. Этот кусок я делила на три части: одну на завтрак, другую на обед и третью на ужин, — и это была вся наша пища. Ни за какие деньги нельзя было что-то купить. На Пасху нам выдавали три фунта мерзлой картошки, это был наш Пасхальный обед...

Мое сердце страдало, когда я видела моего ребенка голодающим, и я не имела ничего, чем бы могла накормить его. Конечно, и мой муж и я так же голодали и страдали. И, несмотря на все это, муж продолжал свое служение при общине. Смертельно уставший он приходил ко мне с вопросами: «Можешь ли ты дать мне что-нибудь поесть? Я уже не в состоянии продолжать мое служение». Конечно, у меня дома ничего не было, что я могла бы дать ему, и мы еще больше страдали потому, что мы видели голодным нашего ребенка".


Однако эти страдания были не напрасны.

"Духовно Господь обильно благословлял нас, - вспоминала Марта Ивановна. - Мы имели большие собрания, часто муж проповедовал на улице. Многие души тогда отдавались Господу, но мое сердце все время роптало на Господа. Часто по ночам, когда мой муж и ребенок спали, я вставала, выходила в кухню, преклоняла мои колени перед Господом и говорила: «Господи, почему мы здесь? Не было разве другого места в мире, где мы могли бы благовествовать Твое Евангелие? Почему я должна видеть своего ребенка умирающим от голода?» Но я всегда слышала Его нежный голос, говорящий мне: «Я оставил Свои небесные обители и пришел на эту грешную землю, чтобы спасти и тебя, бедную грешницу, и ты не хочешь здесь быть и говорить о спасении, которое ты нашла».

Спустя несколько месяцев они решили ехать дальше, вглубь России. Это было очень опасное путешествие, сопряженное со многими трудностями и переживаниями. Пароход, на котором они плыли, в районе Средней Волги пересек линию фронта, после чего был остановлен красными. Они сказали, что дальше пароход не пойдет и пассажирам следует либо возвращаться, либо сойти на берег. Семья Пейсти решила сойти - хотя поблизости не было ни пристани, ни селений. Пароход ушел и они остались на берегу одни.

"Шел дождь, дул очень холодный ветер. Я села на камень, стараясь прикрыть своего ребенка, сколько могла, чтобы защитить его от холодного ветра и дождя. И в сердце своем я все роптала на Господа: «Почему мы должны быть здесь?» Мой муж не мог смотреть, как плачут его ребенок и я. Он оставил нас и сам ушел. После он говорил, что пешком шел по берегу Волги и прошел с версту. Там он преклонил колени и молился. Он говорил: «Господи, Ты сам призвал нас в Россию, чтобы мы могли проповедовать Твое Евангелие, и Ты в Своем слове обещал, что Ты позаботишься о Своих детях. Теперь Ты видишь, что мы здесь, в этой пустыне, должны умирать с голоду. Я прошу Тебя: пошли пищу моему ребенку, ведь Ты послал пищу Илии, и Ты теперь можешь послать Ангела или ворона, которые могут принести нам пищу теперь».

Когда он поднял свою голову, то издали увидел приближающуюся человеческую фигуру. Фигура подходит все ближе. Мой муж всегда говорил при воспоминании об этом случае: «Не знаю, кто это был, мужчина или женщина. Но когда подходивший был близко, то сказал: «Я знаю, что ты ищешь пищу для своего ребенка». И он оставил пакет в руках моего мужа, повернулся и исчез. Мой муж вернулся ко мне с этим пакетом, и рассказал, как его получил. Я боялась открыть этот пакет, будучи уверена, что это был дар Ангела, посланного с неба. Пакет содержал завернутую в белоснежную бумагу чудесную теплую манную кашу".


Добравшись до Самары, они остановились на недолгое время. Там родилась их вторая дочь, Мэри, после чего они отправились дальше, - в Сибирь. В Иркутске их первая дочь Алиса, ослабев от голода, умерла. Похоронив ее, семья двинулась дальше и в 1918 году добралась до Приморья, где Николай Иванович стал пастором баптистской церкви города Никольск-Уссурийский.



Н. И. и М. И. Пейсти, Никольск-Уссурийский, 1919 год. Фото из семейного архива Я. Н. Пейсти



Евангельско-баптистская церковь Никольска-Уссурийского образовалсь в 1912 году (подробнее об этом можно прочесть здесь) В 1914 году произошло болезненное размежевание на общину евангельских христиан и общину баптистов, что конечно же, не могло не ослабить ее. В ноябре 1915 года полицмейстер Никольск-Уссурийска в секретном рапорте в Приморское областное правление отмечал: "...в деятельности баптистов города Никольск-Уссурийского, число коих менее 25 человек, антигосударственного направления не отмечалось"*.

В дальневосточных государственных архивах, к сожалению, почти не сохранились какие-либо документы, свидетельствующие о жизни Никольской церкви в конце 10-ых - начале 20-ых годов. Из материалов съезда Дальневосточного Союза баптистов в 1925 году можно узнать лишь, что в 1918 году, непосредственно перед Николаем Ивановичем Пейсти, обязанности пресвитера церкви исполнял Иван Никифорович Каныгин — союзный благовестник из Хабаровска.**

Отсутствие документов в архивах связано с хаосом периода революции, интервенции и гражданской войны. Это было удивительное время. Власть переходила из руки в руки, - красные, затем японцы и американцы, чехословацкие войска (из бывших военнопленных Первой мировой войны), колчаковцы, опять красные, затем либеральное правительство братьев Меркуловых, которое сменила православная теократическо-монархическая Земская Управа генерала Дитерихса...

В условиях нестабильности и разрухи, в страхе и лишениях, люди порой глубже ощущают духовный голод. Многие приходят к пониманию, насколько сильно они зависят от Творца. Неудивительно, что это было время многочисленных обращений к Господу. По некоторым оценкам, за время революции и гражданской войны численность евангельских церквей в России выросла в 4-6 раз. В Приморье этот рост был еще больше. По оценке автора, к началу 1916 года в крае было 4-5 баптистских общин численностью не более 100 человек. Сохранился ряд документов Советского периода, оценивающих численность общин в 1924-1925 годах. Сведения в них неполны и, местами, противоречивы. По оценке автора, к началу 1924 года в крае было уже 30-35 баптистских общин численностью 1000-1200 человек. Бурный рост одновременно наблюдался и у евангельских христиан.

Если говорить о Никольск-Уссурийском и его окрестностях, то согласно секретному докладу секретаря Приморского губкома ВКП(б) Пшеницына от 15 марта 1925 года, на 1 января 1924 года баптистская церковь города насчитывала 93 человека, кроме нее, в уезде насчитывалось 6 общин численностью 94 человека.***

Люди жаждали слова Божьего и Николай Иванович Пейсти, проповедуя, служил Господу и служил им. В Государственном архиве Приморского края уцелел один из номеров журнала "Благовестник" за 1921 год. Этот журнал издавался во Владивостоке пастором Робертом Андреевичем Фетлером (еще одним благословенным служителем). В журнале - фотография Николая Ивановича Пейсти в окружении помощников из Никольской церкви. Рядом - написанная им заметка:



Пастор Н. И. Пейсти и его помощники: регент хора Я. Ю. Стурман и проповедники Кацебанов, Марченко, Брахман. Фото из издававшегося во Владивостоке баптистского журнала "Благовестник" №5, 1921 год



"Сообщаю, что собрания у нас бывают переполненные. Мест фактически не хватает. И несмотря на морозы, приходится держать в собрании окно открытым во время проповеди, а то дышать нечем, так как помещение наше небольшое. Теперь устраиваем по средам в Народном Доме туманные картины для детей и взрослых с объяснительными и поучительными лекциями.

Членов у нас теперь 75, но имеются еще кандидаты, приняв которых мы значительно подвинем число к сотне. Предпринимаем с кружком молодежи мое любимое занятие - уличную миссию: хождение по ресторанам с проповедью и пением, а также по ночлежным домам. Охота от всей души звать больше людей к светлой радостной жизни во Христе! Чем больше работаешь, тем больше увлекаешься этим великим служением. Последнее преломление хлеба было особенно благословенное... Мы все чувствовали присутствие самого Распятого среди нас. Особенно это отразилось на неверующих, которые большинство плакали и в конце, поднятием рук, выразили желание следовать за Господом. С братским приветом Ваш во Христе Н. И. Пейсти"


Тут же перепечатка из газеты "Труд" под заголовком "Хулиганство учащихся".

"В четверг, 21 сего апреля, в Народном Доме имела быть беседа пастора баптистской общины гр. Пейсти на тему "Тайна Голгофского креста". Партер и балкон не могли вместить собравшуюся публику. Но едва гр. Пейсти приступил к беседе, как в одной из лож стали раздаваться шум и реплики по адресу лектора"... Далее автор рассказывает, как молодежь хулиганским поведением сорвала лекцию. Заметка заканчивается предположением журналиста: "Эти несознательные молодые люди действовали очевидно по чьему-то наущению, с целью сорвать собеседование баптистов".

Еще один штрих, - крошечная газетная информация, перепечатанная из издания "Уссурийское слово":

"Из местной баптистской общины были посланы два проповедника в с. Телиндзы, где имеется небольшая баптистская община. В этом селе проповедники были арестованы начальником партизанского отряда Морозовым, заключены под арест в какую-то каморку, где их продержали двое суток, все время жестоко с ними обращаясь и подвергая побоям.

Заключенные, основательно избитые, были отправлены пешком в Анучино, откуда им с трудом удалось освободиться".



На втором этаже этого здания в Никольске размещался Молитвенный дом баптистов. Фото из семейного архива Я. Н. Пейсти



В Уссурийске в семье Николая Ивановича появляются двое сыновей, - Ярл и Даниил. Зимой 1922 года Николай Иванович Пейсти с семьей, теперь состоящей из пяти душ, отправился дальше, - в Манчжурию, в город Харбин. Это был крупнейший железно-дорожный узел КВЖД, где в то время проживало около двухсот тысяч русскоязычных жителей.

Николай Иванович никогда не был жестко привязан к одному конкретному христианскому течению и всячески старался помогать всем, кто проповедовал Христа распятого, независимо от их деноминаций. Он был директором Методистского Богословского института, помогающим общинам как баптистов, так и методистов, и пятидесятников.

В январе 1927 году он с семьей через Сибирь и европейскую Россию вернулся в Скандинавию. Побыв некоторое время в Финляндии, он поехал в Швецию, где проповедовал в главных городах этой страны, а затем вернулся в Гельсингфорс (Хельсинки). Там он в течение трех лет был пастором большой финско-шведской общины.

Трудясь в Скандинавии, он все-таки очень хотел проповедовать русским, что и заставило его еще раз оставить Финляндию и через Америку поехать в Манчжурию. В Америке он посетил сотни общин, рассказывая о нуждах русских. Здесь он присоединился к Русской и Восточно-Европейской Миссии и, по поручению Миссии, отправился в Харбин, где со своим семейством прожил пять лет. Он был пресвитером общины, преподавал в Библейской школе, им организованной, и положил начало изданию русского журнала «Путь веры». В Харбине он потерпел много гонений со стороны японских оккупантов Манчжурии.

Весной 1935 года он перебрался в Нью-Йорк. Он много благовествовал, издавал духовную литературу на русском и на английском языках, разъезжал с миссионерскими поездками по всему миру. Проповедуя, он постоянно напоминал слушающим о нуждах русского народа. Во время Второй мировой войны пастор Пейсти возвещал Благую весть на двух радиостанциях: всемирной HCJB в Кито (Эквадор) и местной города Нью-Йорка.

Ненавистная война со всеми ее ужасными последствиями сильно подорвала его здоровье. Его сердце стало сдавать. Всей душой он стремился быть со страдающими многочисленными братьями и сестрами во Христе, помогать им духовно. Летом и осенью 1947 года, больной, вместе со старшим сыном Ярлом он посетил девять стран разоренной Европы, где неустанно проповедовал. В Финляндии во время проповеди он потерял сознание.



Н. И. Пейсти с княгиней С. П. Ливен и дочерьми князя В. А. Пашкова. Париж, 1947 год. Фото из семейного архива Я. Н. Пейсти



Он вернулся в Нью-Йорк и слег. Болезнь прогрессировала. Спустя три недели, вечером 19 ноября он продиктовал длинное письмо своим братьям в Европу (в Париж, Франция), затем собрал свою семью и молился за каждого в отдельности, вспоминая и многих работников на ниве Божьей. Этой же ночью Николай Иванович спокойно во сне отошел в вечность.



Обложка журнала "Путь Веры", издаваемого Н. И. Пейсти на русском языке, с сообщением о его кончине



Телеграммы с соболезнованиями родным пришли из многих уголков мира - из Южной Америки, Канады, Франции, Польши, Финляндии, Великобритании, Германии, Дании, Австрии, Австралии. Соболезнования от советских евангельских христиан-баптистов принесли председатель ВСЕХБ Яков Жидков и секретарь ВСЕХБ Александр Карев (ВСЕХБ - Всесоюзный Совет евангельских христиан-баптистов).

Дети Николая Ивановича пошли по стопам отца, неся людям свет Евангелия.

Мэри жила в Нью-Йорке, была замужем за Генри Валегир, у них одна дочь. Мэри очень много ездила по американским церквям, рассказывая свидетельство ее матери Марты Ивановны "Чудо на Волге".

Даниил был по призванию евангелистом, трудился в миссии "The Pocket Testament League", распространяя Библии в Восточной Европе и в Советском Союзе. У них с женой Руфью двое детей. В последние годы своей жизни он много трудился при той же миссии, благовествуя в американских тюрьмах.

Имя радиопроповедника, пастора и богослова Ярла Пейсти знакомо очень и очень многим русскоязычным христианам. Основатель миссии "Русское Христианское Радио", он с конца 1940-ых годов готовил и передавал проповеди, транслировавшиеся на СССР. Сейчас записи его проповедей можно легко найти в Интернете. Ярл Николаевич - автор многих духовных книг и статей. Проживает в г. Эстес Парк (Колорадо, США).



Ярл и Наталия Пейсти 1996 год. Фото из семейного архива Я. Н. Пейсти



---------------
В основе статьи лежит биография Н. И. Пейсти, опубликованная в журнале "Путь Веры" за январь-февраль 1948 года. Использованы отрывки из свидетельства Марты Пейсти "Чудо на Волге", фотография и статьи из журнала "Благовестник" №5 за 1921 год (хранится в ГАПК), а также документы Дальневосточного отделения Российского Государственного исторического архива (РГИА ДВ) и Государственного архива Приморского края (ГАПК).

Ссылки:
*РГИА ДВ ф.1, оп.2, д.2097, л.97
**РГИА ДВ ф.Р-2413, оп.4, д.1653, л.6 об.
***ГАПК ф.П-61, оп.1, д.685, л.85

Автор благодарит Наталию Пейсти за помощь в подготовке статьи.

Андрей Дементьев

Поделиться в соц.сетях:

 

 

 

В связи с событиями, происходящими в мире, многие комментарии приобретают всё более оскорбительный, а порой и вовсе экстремистский характер. По этой причине, администрация baptist.org.ru временно закрывает возможность комментирования на сайте. Вместе с тем мы с уважением относимся к праву каждого читателя высказывать свое мнение, поэтому мы оставляем возможность обсуждения новостей и статей в наших группах в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Google+ и Twitter.

 
 

© 2007-2017, Централизованная религиозная организация "Российский Союз Евангельских христиан-баптистов".

Мнение редакции сайта может не совпадать с мнением авторов публикуемых материалов