Главная О нас Документы Баптист ТВ Новости Церкви Издания 

Инициативному движению – 50 лет (1961-2011)

16.08.2011

Как все начиналось

Причиной раскола называют новую редакцию устава Союза евангельских христиан-баптистов, который в 1960 году был разослан из Москвы по всем церквам СССР. Устав сопровождался Инструктивным письмом и неким Положением, предназначающимся для старших пресвитеров. Через секретные документы атеистическая власть призывала служителей церкви воздерживаться от «нездоровых миссионерских тенденций» и настаивала на том, чтобы приток в церкви новых членов был «решительно остановлен». Крещение молодых людей в возрасте от восемнадцати до тридцати лет предписывалось «свести к минимуму», а юношей и девушек, не достигших этого возраста, крестить вообще запрещалось. Кроме этого, пресвитеры должны были убеждать членов своих поместных церквей отказываться от их негативного отношения к искусству, литературе, радио, кино и телевидению. И, наконец, Инструкция требовала строго следить за тем, чтобы дети ни в коем случае не присутствовали на Богослужениях.

Как известно, коммунисты приложили в те годы неимоверные усилия для того, чтобы сначала загнать церковь в глухой угол, а затем и полностью уничтожить ее. Некоторые богобоязненные служители на местах распознали зловещие планы безбожников и поэтому не спешили исполнять предписания. Рядовые члены в таких церквах даже не знали о новом уставе, поскольку местные пресвитеры считали за благо его не оглашать. В других общинах, напротив, все положения устава открыто разбирались на членских собраниях, а затем совместно избиралась тактика противостояния нажиму атеистов. Но было немало и таких церквей, где Инструкцию приняли к немедленному исполнению. В таких церквах перед началом богослужения пресвитер вставал в дверях и просто не пускал детей на собрание. А в Новосибирске, например, вообще активных христиан немедленно отлучали от церкви. Подобные взаимоотношения с государством для церквей были неприемлемыми и чрезвычайно болезненными.

Где-то тихо, где-то более громко народ Божий стал проявлять недовольство. Основная претензия была к руководителям ВСЕХБ – по мнению многих христиан, в войне с религией они фактически стали на сторону атеистического государства или, по меньшей мере, слишком легко, безо всякого сопротивления смирились со своим положением. Такая ситуация подготовила почву для зарождения движения, которое впоследствии стало назваться инициативным.

Один из непосредственных участников тех событий Борис Здоровец вспоминает: «Слыша шум приближающихся гонений, мы, по инициативе А.Ф.Прокофьева, много постились, молились и просили у Господа ясности: что нам делать? Таких групп «скорбящих и воздыхающих», тайно собирающихся для усиленных молитв, по всей стране было немало. В одной из них, на третьи сутки поста, Геннадий Константинович (Крючков – ред.) стал посреди, прочитал 20-ю статью Законодательства о Религиозных Объединениях и предложил на ее основании организоваться в Инициативную группу по созыву Всесоюзного съезда».
Инициативная группа подготовила первый документ – Послание Президиуму ВСЕХБ, который был зачитан и затем передан Я.И.Жидкову и А.В.Кареву в воскресенье, 13 августа 1961 года в канцелярии ВСЕХБ. Этот день считается началом «движения за возрождение».

ИНИЦИАТИВНАЯ ГРУППА ПО СОЗЫВУ ЧРЕЗВЫЧАЙНОГО ВСЕСОЮЗНОГО СЪЕЗДА ЦЕРКВИ ЕХБ
Послание Президиуму ВСЕХБ

Благодать вам и мир от Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа, Который отдал Себя Самого за грехи наши, чтоб избавить нас от лукавого века, по воле Бога и Отца нашего. Ему слава во веки веков. Аминь.
Братья, служители ВСЕХБ! Теперь, когда церковь ЕХБ переживает тяжелое время, время господства в ней человеческих постановлений, время разделений, заблуждений и страданий не только духовных, но и физических, оставаться служителям Божьим в стороне и бездействии является преступлением перед Богом и Его народом (Иезек. 9:10).
Поэтому, вняв побуждению Духа Святого, мы не стали советоваться с плотью и кровью, а, утвердившись постом и молитвой, решили пойти к исправлению создавшегося положения путем выявления и устранения причин, породивших пагубные для нашей церкви последствия (Иоиль 2:12-18).
Всякий раз, когда мы задаем себе вопрос, где главная причина всех неустройств церкви, кто играл и играет во всем этом главную роль, – мы единодушно говорим: вы, к которым мы теперь обращаемся, вы, кто в свое время с великой радостью отдали свои сердца Богу, через искупление Христом Иисусом; вы, кто заняли самое высокое положение в церкви; вы, кто теперь преступно препятствует восстановлению в ней Божественного порядка (Иезек. 34:1-10).
Поэтому именно вас мы единодушно обличаем и заявляем:
1. Вы уничтожили Божественный принцип, по которому все жизненно важные вопросы церкви решаются самой церковью и на основании Слова Божьего. Это явилось коренным злом, так как церковь, и только церковь есть столп и утверждение истины (1 Тим. 3:15).
2. На местах вы поставляли неугодных Богу и церкви служителей, нередко имевших своей целью разрушение дела Божьего.
3. Вы рассылали на места Положения и Инструкции, явно противоречащие Слову Божьему, которые внедрялись силой, всюду встречали протесты и вызывали болезненные реакции (Ис. 28:13-14).
4. Такой работой вы оказали отрицательное влияние и на жизнь незарегистрированных церквей, т.к. ваши человеческие постановления принимались недоброжелателями церкви за норму, а вера и поведение несогласных с вами объявлялись сомнительными, и последние подвергались репрессиям.
5. Внешне вы хорошо зарекомендовали себя даже в глазах мирового христианства и заняли определенную позицию, но, не имея мужества и желания представить компрометирующую вас действительность, вы ввели христианскую общественность всего мира в заблуждение и сделались виновными перед ней. Эти антиевангельские мероприятия сыграли основную роль в отходе от церквей отдельных верующих и целых групп, в создании ими самостоятельных общин, а также в увеличении влияния на церковь различных заблуждений.
Все вышеизложенное не стихийность, а тщательно разработанная и старательно проводимая в жизнь программа низвержения церкви через церковь, программа, ведущая к разложению церкви.
Таким образом, на сегодня церковь ЕХБ в нашей стране представляет следующую картину: единая по учению и духу в главном, она искусственно разделена на два лагеря: незарегистрированных и зарегистрированных церквей, и если первый испытывает недостаток единого центрального руководства, то последний, имея его, им же старательно разлагается.
Учитывая вышеизложенное, мы считаем:
1. Все церкви ЕХБ в нашей стране, независимо от того зарегистрированы они или не зарегистрированы, составляют одну церковь ЕХБ в СССР и должны занимать равное во всех отношениях положение.
2. Необходимым иметь избранное на основании Слова Божьего единое центральное руководство как зарегистрированных, так и незарегистрированных общин церкви ЕХБ.
3. Существующее в настоящее время центральное руководство (ВСЕХБ) зарегистрированных общин ЕХБ не является избранным церковью, не руководит церковью, а лишь ее частью, не отвечает интересам церкви и дела Божьего и проявило неверность пред Богом в своем многолетнем служении.
А поэтому мы предлагаем:
1. В интересах дела Божьего пойти к исправлению создавшегося положения безболезненным путем Божьего благоразумия, а не конфликта.
2. Дать согласие на созыв и проведение Чрезвычайного Всесоюзного съезда церкви ЕХБ в СССР.
Напоминаем, что это доброе начало будет иметь далеко идущие последствия, и в случае отказа с вашей стороны, а также в случае нечистых маневров и проволочек мы сохраняем за собой право действовать самостоятельно, согласно указаниям Слова Божьего и в интересах церкви, в соответствии с требованиями настоящего времени.
С уважением к вам, братья во Христе и служители церквей, составляющие Инициативную группу по созыву Всесоюзного съезда церкви ЕХБ в СССР.

Подписи: Крючков Г.К.
Прокофьев А.Ф.

Болезненное разделение

Спустя 10 дней после вручения послания, 23 августа братья позвонили в канцелярию ВСЕХБ и поинтересовались судьбой своего обращения. Короткий телефонный разговор убедил авторов, что, несмотря на строгость тона их письма, получатели не восприняли его с должной серьезностью. Инициативная группа посчитала, что ждать далее нет никакого смысла, и дала команду специально подготовленным людям на местах распространить отпечатанное пятитысячным тиражом «Первое послание церквам ЕХБ». Документ был заранее развезен по всем городам страны. В своем Послании А.Прокофьев и Г.Крючков изложили проблему так, как они ее понимали: «В наши дни деятели Всесоюзного Совета Евангельских христиан-баптистов являются исполнителями воли Сталина», – говорилось в документе. Авторы заявляли, что устав 1960 года – «антиевангельский» и призывали созвать специальный съезд для обсуждения и принятия нового устава. Кроме того, помимо критики устава они требовали, чтобы руководство Совета отказалось от своей греховной практики «сотрудничества со сталинистами».

Поскольку одним из лидеров инициативной группы был Алексей Федорович Прокофьев, советская пресса окрестила все движение «прокофьевцами». В 1962 году деятельность Прокофьева прервал очередной арест. Затем он удалился от дел, а впоследствии вообще был отлучен от церкви. После него безусловными лидерами движения стали Геннадий Константинович Крючков и Георгий Петрович Винс.

25 февраля 1962 г. Инициативная группа была преобразована в Оргкомитет по созыву всесоюзного съезда ЕХБ. Члены Оргкомитета продолжали вести переговоры с ВСЕХБ, требовали созыва съезда и собирали под свое крыло группы, повсеместно отделявшиеся от зарегистрированных баптистских церквей.

К сожалению, в этом процессе не удалось избежать перегибов и курьезов, деления на местах в основном проходили болезненно, как следствие, пострадали многие души. Вот что пишет в своей книге многолетний служитель Совета церквей Ю.Ф.Куксенко: «Где-то верующие делали это с благоговением и выходили из зарегистрированных общин мирно. Чаще же всего занимались этим молодые братья и сестры, иногда и не члены церкви. <...> Обычно они приносили пачки посланий на собрания и раздавали всем, кто брал, и кто не брал, даже посторонним. Это вызывало возмущение, слышались крики, шум в молитвенном доме. Руководящие братья запрещали им это делать, выгоняли на улицу, но они и во дворе продолжали свою работу. В некоторых молитвенных домах листки сбрасывали с балкона на головы сидевших внизу слушателей, опускали в почтовые ящики в домах и квартирах неверующих людей...

После этого начинались выступления отдельных членов церкви с заявлениями о выходе из общины. На общих собраниях такие заявления чаще всего вызывали взрыв негодования, поднимался шум, спор, сыпались взаимные обвинения и оскорбления. Приближенные или посторонние, присутствовавшие на подобных разборках, нередко в ужасе восклицали: куда мы попали?! Уходили и больше не приходили.

Где-то проходило и по-другому. Но везде разделения приносили много горя церквам и соблазнов для окружающих. Особенно тяжело проходили разделения по живому и по больному месту, т.е. среди родственников и друзей. Члены церкви, годами дружившие семьями, становились непримиримыми врагами. Делились между собой родители и дети. Посещая разные собрания, они не знали порой, кем теперь считать маму и папу или детей: братьями и сестрами или отлученными мытарями и грешниками?

Но еще хуже, когда раздел проходил между мужем и женой. Муж уходит к отделенным (Алма-Ата, Юркевич), а жена остается в церкви, где родились духовно, пели в хоре, были сочитаны. Или наоборот (Омск, Патрикеевы): дети не знают, куда и с кем идти на собрания. Одни идут с папой, другие – с мамой. Плачут. Дома они слышат постоянные ссоры родителей, их детские сердца травмируются, они замыкаются в себе. Подрастая, они разочаровываются и уходят в мир. А сколько семей было доведено до развода и разрушено?..»

Проблеск надежды

Нельзя сказать, что руководству ВСЕХБ совершенно была безразлична судьба инициативников. Президиум старался отвечать на претензии со стороны Оргкомитета и, как мог, объяснял свою позицию.

 

Вот что писал, например, А.В.Карев в Оргкомитет: «...трудности для детей Божьих создаются законами нашей страны. Небывалая в истории человечества по своему размаху и силе борьба с религией, которая ведётся в нашей стране с первых дней Октябрьской революции, – вот, что рождало, рождает и будет рождать на страдания и «детей» и «родителей»».

В 1963 году ВСЕХБ собрал съезд, которого так настойчиво добивались братья-инициативники. «Отделенные» церкви были официально приглашены на этот съезд на общих основаниях, в соответствии с квотой: один человек на 100 и более членов. Казалось бы, достигнута цель, которую ставил перед собой Оргкомитет. Но он отреагировал неожиданно. Написав обличительное послание, в котором съезд был назван «лжесъездом» и сразу предупредив о том, что не признает ни одно из его решений, Оргкомитет отправил на съезд двух представителей, братьев-старцев. По замыслу Геннадия Крючкова, они должны были зачитать послание с трибуны и, не вступая ни в какие переговоры, немедленно удалиться.

Президиум съезда согласился дать старцам возможность выступить при одном только условии, что после прочтения Послания те останутся на съезде (на случай вопросов) хотя бы до конца дня. «Нет, мы только зачитаем послание и уйдем», – ответили старцы. В результате они вручили послание одному из членов президиума и покинули здание, в котором проходил съезд.

 

Тем не менее, на съезде было принято очень важное решение – удален корень зла и причина разделений, а именно: съездом были отменены «Инструктивное письмо» и «Положение». Но и это не обрадовало лидеров инициативного движения. Г.К.Крючков рассказывал впоследствии: «На лжесъезде ВСЕХБ в 1963 году присутствовал один из наших служителей. Вернулся в восторге: «Всё, братья! Работу Оргкомитета нужно сворачивать, потому что «Положение» и «Инструктивное письмо» отменили. Теперь есть возможность зарегистрировать общины под ВСЕХБ и жить свободно! Победа достигнута, больше нам ничего не нужно!»
«Дорогой брат, – разъяснял я ему, – мы просили съезд для покаяния. Работники ВСЕХБ не ходатайствовали о нём и провели съезд ложно, чтобы утвердить свои греховные позиции, поднять свой авторитет, – и это вы называете нашей победой?!»

После этих событий многие христиане, вышедшие из церквей ВСЕХБ, начали возвращаться обратно, разочаровавшись в «инициативном движении» и не желая больше поддерживать разделение. Кроме этого, организовался союз автономных церквей. В него вошли общины, близкие Оргкомитету по духу, не не согласные с проводимой им политикой. Прошла волна повторных отделений – появились «отделенные от отделенных».

 Путем страданий

Болезненные разделения не могли не привести к углублению конфликта между сторонами. Росли взаимные упреки, накапливались обиды, усиливалась вражда, нередко заканчивающаяся взаимным отлучением друг друга от Церкви. В основной массе эти процессы протекали на уровне лидеров (именно они определяли, каким быть отношениям), но жить и решать проблемы на местах, сталкиваться с безбожной властью и бороться с ней приходилось рядовым христианам. Большинство из них никогда не видели и не слышали своих руководителей. Зато им регулярно приходилось «общаться» с особистами, «до зубов» вооруженными ресурсами, необходимыми знаниями и обладающими безграничной властью. Простые, искренние христиане брали на себя порой великий подвижнический труд, подвергали свои семьи опасностям и лишениям. Несмотря на строжайшие запреты и контроль, братья и сестры продолжали водить на Богослужения детей, проводить молодежные общения, активно проповедовать Евангелие. Безбожная власть жестоко преследовала инициативников. Их разгоняла милиция, за ними следил вездесущий КГБ, многих из них лишали свободы, некоторые заканчивали жизнь в тюрьме.

Пожалуй, наиболее ярким, удаляющимся от большой политики представителем преследуемого братства, был Николай Петрович Храпов. Этот служитель Божий имел в церквах непререкаемый авторитет – он провел в советских застенках в общей сложности 28 лет и умер в мангышлакской тюрьме в 1982 году, так и не выйдя на свободу. Ничто не могло сломить веру братьев и сестер нерегистрированных церквей. В тюрьмах, на лесоповалах под страхом дополнительных карательных мер, узники несли Благую весть. Семьи осужденных, по большей части многодетные, страдали от разлуки с отцами и мужьями, но оставались верными в своем уповании на Господа.

Были по-настоящему вопиющие случаи. В начале января 1964 году в Барнауле (Алтайский край) были арестованы четверо инициативников. Суд рассмотрел их и признал виновными в реакционной деятельности. Пресвитер поместной церкви получил пять лет, братья Николай и Василий Хмара по три года. Любовь Хмара была осуждена условно. Имя Николая Хмары скоро стало широко известно, поскольку спустя две недели после ареста он скончался. В следственном изоляторе от него потребовали отречения от Христа. Когда он отказался это сделать, его начали пытать. Жгли каленым железом, а затем (по некоторым свидетельствам) вырвали язык.

Мученическая смерть Николая Хмары вызвала большой резонанс в стране и за рубежом, информация дошла до правительства в Москве, Анастас Микоян пообещал разобраться, состоялся суд над убийцами христианина. Барнаульские события привели к тому, что уже в феврале 1964 г. при инициативном движении была создана правозащитная организация – Совет родственников узников ЕХБ. Совет был призван оказывать материальную помощь многодетным семьям осужденных, собирать документальные подтверждения вопиющих фактов бесчеловечности по отношению к верующим заключенным, а также обращать на них внимание высших советских руководителей и зарубежной общественности.

За годы гонений было осуждено 1500 баптистов, общий срок осуждения составил пять тысяч лет. Справедливости ради, нужно сказать, что в тюрьмы попадали и служители регистрированных церквей – власть уделяла внимание каждому, кто осмеливался с ней бороться. Так, например, Геннадий Ястребов (Целиноград, Казахстан), будучи членом регистрированной общины, поставлял бумагу для подпольной типографии Совета церквей. За сопротивление безбожной власти он получил свои пять лет тюрьмы. Представитель «регистрированных» – одессит Ярослав Диордиенко провел в воркутинской тюрьме пять лет, а его брат по вере самарский врач, автор знаменитой книги «В иродовой бездне» Юрий Грачев отсидел в общей сложности 18 лет. За годы гонений около 30 осужденных братьев умерли в заключении. Помимо Н.П.Храпова, не увидели свободы Б.Т.Артющенко, Я.Ф.Дирксен, И.М.Остапенко и другие. Коммунисты не считали зазорным держать в тюрьмах и глубоких стариков: С.Т.Голева, П.А.Серебренникова...

Постоянные аресты и многолетние лишения свободы ответственных братьев значительно усложняли деятельность не только «отделенных» церквей, но и их центрального руководства. Положение усугубила депортация Георгия Петровича Винса. В 1979 году прямо из заключения его вместе с группой диссидентов лишили гражданства и обменяли в США на бывших сотрудников ООН Черняева и Энгера, арестованных американскими спецслужбами в октябре 1978-го за шпионаж. Практически весь состав руководителей Совета церквей прошел через тюрьмы. Недосягаемым оказался лишь председатель СЦ – Геннадий Крючков, отсидевший трехлетний срок (с 1966 по 1969 г) и затем, в 1971 году ушедший в подполье (на нелегальное положение) в котором он оставался до конца 1980-х. На протяжении всех лет гонений он оставался единственным бессменным лидером инициативного движения. (Свой пост председателя Крючков сохранил и после развала СССР, он возглавлял Совет церквей вплоть до своей смерти – до июля 2007 года.)

Многие братья-служители, отсидев по нескольку раз и в очередной раз возвратившись из заключения, оказывались невостребованными более на прежнем поприще, – по тем или иным причинам их выводили из руководящего состава Совета. Это приводило к недопониманию и, как следствие, дальнейшему разделению. Многие испытанные, богобоязненные и авторитетные служители покинули ряды отделенного братства и организовали новые церкви.

Нельзя умалить заслугу братьев и сестер, подвизавшихся в деле книгопечатания. Издательство «Христианин», нелегально организованное в начале 1970-х, совершало поистине неоценимый труд, который стал реальной проблемой для советской власти. К 1983 г. подпольные типографии отпечатали около полумиллиона Евангелий и духовных сборников. За десятилетие со времени учреждения издательства несколько раз были раскрыты его печатные точки, сотрудники арестованы и отправлены в тюрьмы. В октябре 1974 года была выслежена типография на латышском хуторе Лигукалнс. Семеро работников типографии были арестованы, печатный станок, около девяти тонн бумаги и 15 тысяч уже отпечатанных Новых заветов – конфискованы. Позднее такие же типографии были раскрыты: в 1977 г. в Ивангороде Ленинградской области, в январе 1980 г. – в селе Старые Кодаки на Украине, в июне 1980 г. – в селе Гливенки (окрестности Новороссийска) и в 1982 г. – в Токмаке (Киргизия). Аресты не могли остановить печатников в их жертвенном труде, результатами которого с благодарностью пользовались многие общины, в том числе зарегистрированные, входившие в состав ВСЕХБ. В период острой нехватки духовной литературы это было настоящим спасением для многих церквей.

«Пути не пересекутся даже в вечности»

Несмотря на крушение атеистической власти и наступившую относительную свободу вероисповедания на постсоветском пространстве, большинство общин СЦ по-прежнему не приемлют любой регистрации, считая, что она противоречит принципу независимости церквей. Это, тем не менее, не препятствует братству вести активную миссионерскую деятельность в России и бывших республиках СССР. Особое внимание Совет церквей уделяет благовестию народам севера и Дальнего востока.

Ни о каком примирении Совета церквей с братьями преемниками ВСЕХБ пока что говорить не приходится. В своем отчете перед представителями церквей на съезде, прошедшем в Туле 5-6 октября 2005 года, Геннадий Крючков сказал: «...Можем ли мы объединиться с такими людьми (РС ЕХБ – прим. ред.)? Куда мы с ними придём? Мы не шли ни на какие встречи, потому что не можем переделать этих людей с их багажом греховного прошлого. <...> Единство достигается общностью взглядов и убеждений. Для нас главные убеждения – в Слове Господнем. Когда Господь наш – Глава, тогда Он живёт в нашем сердце и ведёт победным путём, а главное – дарует нам спасение и жизнь вечную. Если мы – во грехе, мы ничего не достигнем. Они идут широким путём, мы – узким. Представьте себе, что получится от слияния узкого и широкого пути. Эти две параллели не пересекутся даже в вечности».

Пожелтели давно сданные в архив уставы, инструктивные письма и «положения», а раскол, спровоцированный ими, не только не преодолен, но и, похоже, увеличивается в размерах. Созданный относительно недавно «Историко-аналитический отдел МСЦ ЕХБ» занимается в большей степени тем, что отыскивает, аккуратно собирает и классифицирует всё новые и новые доказательства «вины отцов», а также старательно фиксирует признаки «разложения» сегодняшних официально-зарегистрированных Союзов ЕХБ России и Украины. Поколение «несидевших» предъявляет счет поколению «непредававших» – и те, и другие выросли в новых реалиях, но, тем не менее, методы предпочитают использовать старые. У каждой из сторон своя версия и трактовка событий, за 50 лет сформировалось немало мифов, веских аргументов и неоспоримых фактов. Имеются собственные герои, бережно хранятся тайны.

Интересное замечание высказал в одной приватной беседе Евгений Родославов – верный служитель Божий, «отсидевший» в советских лагерях и ссылках 10 лет и на протяжении многих лет входивший в т.н. «узкий круг» (высшее руководство, состоящее из пяти человек – ред.) Совета церквей: «Каждая из сторон имеет достаточно фактов сделать оценку «чужим», а «своих» выгородить. Но это есть ничто иное, как продолжение той же войны, тех же отступлений, ошибок и падений. Сейчас, когда спала пыль с полей сражений и многие события стали видней и понятней, мы имеем больше возможностей видеть реальность. Но на практике, к сожалению, получается иначе. Как-то в зоне, я стал участником интересной ситуации. Двое зеков о чем-то поспорили. Один из них прибежал ко мне и попросил энциклопедический словарь. Прочитал, и оказалось, что словарь не на его стороне. Тогда он меня просит: «Святой, если придет Прокоп Г-ский, ты не давай ему словарь».

Вот и сегодня многие предпочитают стоять на своей, «родной» версии дней минувших. «Словари» выгодны не всегда и не всем, поскольку могут вскрыть настоящую суть произошедших событий, истинные причины тех или иных действий, мотивы поступков и их следствие. И больше всего поражает в этой ситуации то, насколько часто и существенно скрытая реальность отличается от общепринятой мифологии...

Андреас ПАТЦ, "Международная христианская газета"

Читать комментарии и комментировать самому можно в блоге автора.

***

При подготовке материала использовались следующие источники:

«Подражайте вере их», Издание Совета церквей ЕХБ, Москва, 2001 г.
«Вестник истины, № 1 (65), 1979 г.
«Россия и Вселенская Церковь», № 4 (76), Брюссель, 1968 г.
Ю.Ф.Куксенко, «Наши беседы» (Изд-во «Титул», Германия, 2005 г.)
Доклад Е.К.Родославова на Второй конференции «Помни весь путь»
Б.М.Здоровец, «Каким судом судите»
«Вестник истины» № 4-5, 2008 г.

Поделиться в соц.сетях:

 

 

 

В связи с событиями, происходящими в мире, многие комментарии приобретают всё более оскорбительный, а порой и вовсе экстремистский характер. По этой причине, администрация baptist.org.ru временно закрывает возможность комментирования на сайте. Вместе с тем мы с уважением относимся к праву каждого читателя высказывать свое мнение, поэтому мы оставляем возможность обсуждения новостей и статей в наших группах в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Google+ и Twitter.

 
 

© 2007-2017, Централизованная религиозная организация "Российский Союз Евангельских христиан-баптистов".

Мнение редакции сайта может не совпадать с мнением авторов публикуемых материалов