Давать оценку решению ФСБ суд не вправе
14.11.2019

Давать оценку решению ФСБ суд не вправе

До конца года из России могут депортировать гражданина Германии Хельмута Берингера, жителя уральского города Тавда. Берингер — ​настоятель местной баптистской церкви. Или, правильнее сказать, общины, в которой всего шесть человек: две пенсионерки 84 и 86 лет, сам Хельмут, его супруга Эльза, теща Ольга и дочь Настя.

По версии сотрудников тавдинской прокуратуры, полиции, ФСБ и судьи районного суда Елены Рудаковской, пастор Берингер опасен для России. Он (цитата)«выступает за насильственное изменение основ конституционного строя РФ», «призывает граждан к отказу от исполнения установленных законом обязанностей и к противодействию Русской православной церкви».

Сам 58-летний немец не понимает, когда успел натворить все, в чем его обвиняют. Но догадывается, что дело в брошюрах, которые он решил раздать тавдинцам летом прошлого года — ​во время чемпионата мира по футболу.

* * *

— Я в Россию переехал в 1994 году с острова Холлиг Хооге на севере Германии. Работал там управляющим частного дома. Хозяин дома, Вернер, как-то пошутил над моим пальто — ​оно было очень теплым. Сказал: «Такое пальто надо носить в России».

Эту шутку, по словам Хельмута, он внезапно услышал во время молитвы. И как человек верующий принял услышанное за знак. И поехал.

Теперь, спустя 25 лет, мы пробираемся на стареньком Pajero по тавдинскому бездорожью. На крыше авто — ​крупный баннер с надписью: «Слава Богу!».

— 90-е годы в России были непростыми, — ​вспоминает Хельмут. — ​В Германии собирали для россиян гуманитарную помощь. Баптисты тоже собирали: мы вы­ехали в Свердловскую область, в Нижний Тагил и Серов, с лекарствами, одеждой и религиозной литературой. Нас было человек пятнадцать, и только у меня был билет в один конец.

За первый год жизни в Свердловской области Берингер сменил Серов на Нижний Тагил, Нижний Тагил — ​на Верхнюю Салду, а Верхнюю Салду — ​на Тавду. Здесь, на самом востоке Урала, в 40-е годы прошлого века оказалось 10 тысяч ссыльных немцев с Кавказа и Поволжья, так называемых трудармейцев. Их бросили сюда на лесоповал. В нечеловеческих условиях выжило только 3 тысячи ссыльных. Их потомки не бросили могилы родителей, а некоторые даже сохранили баптистскую веру. Вот только пастора у них не было.

— Община в Тавде насчитывала до 75 человек, — ​рассказывает Берингер. — ​Причем было много молодежи. Мы проводили службы в домах культуры, ездили по селам и колониям.

Тогда, в девяностых и начале нулевых, Русской православной церкви и конституционному строю тавдинские баптисты не угрожали. Но сегодня, когда из всей общины осталось шесть человек, угроза появилась.

* * *

С Хельмутом подъезжаем к старенькому сельскому дому. Здесь он живет и проводит службы: своей церкви у баптистов в Тавде нет.

— Но и это у нас хотят отнять, — ​говорит он. — ​Летом приезжали сотрудники Росреестра и сказали, что молиться в моем доме нельзя, потому что земля под ним не предназначена для культовых целей. Выписали мне штраф — ​10 тысяч рублей. Я почитал закон и понял, что это не запрещено. Сейчас мы судимся.

Неприятности у Берингера начались в прошлом году. Перед чемпионатом мира по футболу Российский союз евангельских христиан-баптистов прислал ему 2 тысячи экземпляров брошюры «Россия. Футбол: история, факты и свидетельства».

— Меня попросили распространить их среди горожан. Я купил футболку, шапку и шарф болельщика и начал ездить по Тавде на велосипеде, предлагая брошюры прохожим. Раздал за время чемпионата 1800 экземпляров. Люди брали охотно: у них создавалось ощущение участия в празднике.

В один из дней, вспоминает Хельмут, к нему присоединилась дочь Настя.

— Мы раздавали брошюры у рынка. К нам подошла женщина, посмотрела брошюру и спросила, есть ли у нас документы, свидетельствующие, что мы представляем баптистскую церковь. Я показал ей устав церкви и сказал, что являюсь ее пастором в Тавде. Женщина посетовала, что в России стало очень много «экстремистов». И ушла.

Через несколько дней, 2 июля 2018 года, Хельмута и его дочь вызвали в прокуратуру.

— В кабинете были двое: прокурор и человек в штатском, который и вел допрос. Только позже я узнал, что это был сотрудник ФСБ. Они сказали, что 30 июня в парке одну из брошюр я дал 11-летней девочке. А раз брошюра была выпущена баптистами — ​значит, я «вел миссионерскую деятельность среди малолетних». Что запрещено. Я и правда давал брошюры всем подряд. Но если вы посмотрите брошюру, то увидите, что в ней рассказывается об истории футбола, о городах, где проходил чемпионат мира, и только в конце есть несколько цитат из Библии.

Дочь Хельмута Анастасию сотрудник ФСБ спрашивал про «десятину».

— Его интересовало, что я делаю с пожертвованиями, — ​разъясняет Хельмут. — ​Проблема в том, что никакой «десятины» у нас нет. Я зарабатываю сам: копаю горожанам картошку на тракторе, вспахиваю огороды, зимой чищу снег. И еще у меня есть квартира в Германии, которую я сдаю. С этого и живем. Сотрудник ФСБ спрашивал у дочери, кем она хочет стать. Она сказала: «Врачом». Тогда сотрудник сказал: «Если хочешь учиться на врача и не станешь православной, то высокое положение не получишь — ​Свидетелей Иеговы (запрещенная в РФ организация. — ​Ред.) сейчас снимают с должностей». Когда я попытался вмешаться, мне сказали: «Мы допрашиваем вашу дочь, если будете мешать — ​вышлем вас из России». Я даже не знал, что мы с Настей могли не свидетельствовать против себя. Никто нам этого не объяснял.

Против Берингера возбудили административное дело за «нарушение правил ведения миссионерской деятельности». 19 сентября прошлого года Тавдинский районный суд оштрафовал его на 30 тысяч рублей за выданную 11-летней девочке брошюру. А 28 сентября мировой судья Кронштапов, рассмотрев дело в отношении церкви «Голгофа» (так называется община баптистов в Тавде), решил не накладывать дополнительный штраф на организацию за раздачу брошюр «в связи с малозначительностью административного правонарушения».

Следующие полгода Хельмут Берингер прожил спокойно. Но в мае 2019-го внезапно получил от МВД уведомление об аннулировании его вида на жительство в России.

* * *

— Когда я начал выяснять, в чем дело, оказалось, что мне не могут объяснить причин, потому что они составляют государственную тайну, — ​продолжает Берингер. — ​Но мне все-таки удалось добыть некоторые бумаги.

5 апреля 2019 года замначальника тавдинского подразделения ФСБ Климченко отправил на имя начальника УФСБ по Свердловской области Александра Вяткина письмо, в котором сообщал, что считает целесообразным аннулировать ВНЖ Берингера. В справке, изготовленной только через три месяца, он указал: «УФСБ России по Свердловской области получена информация о том, что Берингер Х.Г. под видом вероучения призывает граждан Российской Федерации к отказу от исполнения гражданских обязанностей, противодействию Русской православной церкви, что создает угрозу безопасности РФ». А в другой справке, которая оказалась в распоряжении Берингера, действительно подчеркнул, что не может раскрыть суть обвинений против пастора, так как «источники, методы, результаты оперативно-розыскной деятельности составляют государственную тайну».

МВД, аннулировавшее Берингеру вид на жительство, в своем заключении указало, что пастор, помимо прочего, «выступает за насильственное изменение конституционного строя РФ».

Хельмут обратился в суд, требуя не только отменить решение об аннулировании вида на жительство, но и объяснить, в чем дело. 2 августа 2019 года судья Тавдинского районного суда Елена Рудаковская отказала в удовлетворении его жалобы с формулировкой: «Давать оценку целесообразности принятого УФСБ России решения по вопросам, относящимся к его ведению, суд не вправе». «Вне сферы судебного контроля», по мнению Рудаковской, находятся и «сведения, послужившие основанием для принятия ГУ МВД России по Свердловской области решения об анну­лировании вида на жительство».

— Получается, на основании каких-то секретных материалов меня могут выслать из страны. И возможности защитить себя у меня нет, потому что даже суд не будет разбираться в причинах, — ​говорит Хельмут. По словам пастора, депортация из России станет для него трагедией: здесь останутся его жена Эльза, гражданка РФ, и три дочери.

— Мой старший сын, Мануэл, уехал в Германию, он видел, что происходило со мной в прошлом году. Сейчас шлет мне ролики о том, как в России плохо. А я с ним постоянно спорю: говорю, что Россия — ​хорошая страна, просто есть отдельные нечестные люди. Я сам себя ощущаю больше русским, чем немцем: в Германии-то был последний раз пять лет назад. Даже на чемпионате мира болел за Россию.

Апелляция по аннулированию Хельмуту Берингеру вида на жительство в России состоится 4 декабря.

Владимир Ряховский
член СПЧ:

— Складывается впечатление, что сотрудникам силовых структур спустили разнарядку по выявлению враждебных элементов. Обратите внимание, что за административными делами против Хельмута Берингера стоит ФСБ. При этом представляется очень странным вывод Тавдинского районного суда о том, что решать, представляют ли действия человека угрозу безопасности страны или нет, — ​это компетенция ФСБ, которая не подпадает под судебный контроль. В России, согласно Конституции, каждому гарантируется судебная защита его прав. Более того, районный суд говорит, что в деле фигурирует государственная тайна. Но по нормам процессуального законодательства, если дело связано с государственной тайной, районный суд вообще не имеет права его рассматривать. В качестве первой инстанции по таким делам выступают областные суды. То есть все, что должен был сделать Тавдинский районный суд, — ​прекратить производство по этому делу и передать его в Свердловский областной суд.

Что касается государственной тайны. Ни органами МВД, ни ФСБ не было представлено в суд никаких доказательств того, что Берингер совершил то, в чем его обвиняют. Из-за этого Хельмут фактически был лишен возможности защищать себя в суде.

Если он будет вынужден покинуть Россию, то за ним, вероятно, придется уезжать его семье. А это жена и четверо детей, которые являются гражданами РФ. Кроме того, у Хельмута ведь был и еще один ребенок — ​он умер в младенческом возрасте. Здесь останется его могила, которую отец не сможет навещать. Все уверения сотрудников силовых структур о том, что аннулирование ВНЖ не является препятствием для въезда в Россию, разбиваются о простой факт: ВНЖ Берингеру аннулируют, потому что «он представляет угрозу национальной безопасности». Никто его не пустит назад.

Источник: Новая Газета

Поделиться в соц.сетях:

Комментарии

В связи с событиями, происходящими в мире, многие комментарии приобретают всё более оскорбительный, а порой и вовсе экстремистский характер. По этой причине, администрация baptist.org.ru временно закрывает возможность комментирования на сайте. Вместе с тем мы с уважением относимся к праву каждого читателя высказывать свое мнение, поэтому мы оставляем возможность обсуждения новостей и статей в наших группах в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Google+ и Twitter.