И.В. Каргель: Неузнанный воскресший Господь
25.04.2015

И.В. Каргель: Неузнанный воскресший Господь

Статья из журнала «Христианин» 1906, № 4

 «А когда уже настало утро, Иисус стоял на

берегу; но ученики не узна­ли, что это Иисус»

Иоан. 21:4.

Кaк часто являлся воскресший Господь неузнанным своими учениками! Почти при каждой новой встрече с Ним, они стояли перед своим самым дорогим другом и любимым учителем, как перед чужим. Вспомним о Марии  в саду, об обоих учениках, шедших в Эммаус, Фоме, и увидим целый ряд тех, которые видели Его, как Воскресшего, но не узнавали Его. Что мы должны заключить из этого? Я заключаю, что для познания Воскресшего нужен был более яркий и высший свет, нежели для познания Его тогда, когда Он был между ними в Его земной жизни. Это познание Он должен был еще им дать, открывая им глаза так, чтобы они понимали Его и Писание. Это было познание уже не чувствами, уже не по плоти, но по духу.

То, что случилось тогда, повторяется еще очень часто теперь с нами: как часто мы хотим узнать Его по пло­ти, и как медленно растет наше познание Христа по ду­ху, и это и есть именно причина, почему во многих Его делах и действиях мы, подобно тем ученикам, отно­симся к Нему, как к чужому. О, да придем мы все к более высокому познанию Иисуса Христа, потому, что это и есть «жизнь вечная»; чтобы поскорее научиться через Него почитать все за «сор», чтобы приобрести Христа (Фес.3:8). И это высшее познание согласно это­му пасхальному рассказу будет таково: Во всех путях твоих познавай Его (Пр 3:6). Потому, что учени­ки были далеки от того, чтобы ожидать и видеть Его, Воскресшего везде, всегда, на всех своих путях, ви­деть Его верою, Он часто стоял пред ними, как чужой, и это является причиной, почему и мы не видим Его во всех наших путях.

Этот рассказ о Воскресении для меня особенно важен потому, что в нем идет речь о многих таких земных делах, в которых близко входит Воскресший; в нем мы особенно можем видеть, как мы должны узнавать Его во всех даже самых маловажных земных делах. Так как они не узнали Его и не знали, что Тот, стоявший на берегу Человек, был Иисус, они не знали многого, столь важного для них при их работе и действии. Они не знали, что Он видел все их бесплодные старания и труды. Они работали всю ночь, гребли то здесь, то там, забрасывали свои сети, забрасывали и затем опять вытаскивали пустыми; ни одна рыбка не по­падала в них. Сколько покоя, сна и силы пожертвова­ли они, но лодка оставалась пустой. Они, может быть, делали всю эту работу с мыслью, что никто не видел их. Пожалуй, иногда мысленно они вспоминали о Нем, но где мог Он находиться? Может быть, Он еще там в Иерусалиме, может быть, Он вознесся к Своему и их Отцу, как Он сказал Марии. Но в продолжение всего этого времени на берегу стоял Человек, Который не спускал с них глаз и, вероятно, только когда начало рассветать, облик Его сделался ясным, но они не узнали, что это Иисус.

О, как много земной и как много духовной работы делается нами совершенно так, как совершалась эта работа учеников. Достает ли нам при всех наших действиях сознания присутствия Иисуса? В земных делах мы часто думаем, что сможем справиться с ними без Его присутствия, и теряем сознание, что Он здесь, думая, что так это и должно быть. В духовном нашем деле, мы думаем: Он должен бы быть постоянно в нашем сознании и все-таки как часто исчезает Он в таких делах из нашей памяти! О, да наступит у всех нас вскоре эта святая, пасхальная жизнь, в которой Он уже не мог бы застать нас врасплох в земной или духовной нашей работе, в успехе или неудаче, так как тогда мы видели бы Его в вере постоянно!

Далее: не зная по неопытности, что это Иисус, они также не знали, что Он как Воскрес­ший заботится об их насущном хлебе. Не Воскресший ли и Прославленный был Тот, Кто спрашивает, есть ли у них что поесть? Они могли думать о Нем, что Он уже теперь выше земной жизни, что для Него слишком мелочно думать об их пище. Не так ли думаем иногда и мы о Нем? Но, хотя Он и Высок и Превознесен, все же на сердце  Его лежит наш на­сущный хлеб; Он видит Свой Святой труд в том, чтобы заниматься нашими делами, кажущимися маловаж­ными. Он и для этого находит время, не забывает этого. Его сердце еще так полно любви и в этом отношении, как некогда, когда Он ходил с ними во пло­ти; тогда Он не мог видеть народа голодным и отпу­стить таковым от Себя; и теперь смерть и гроб не изменили Его в этом отношении. Да будет слава Ему!

Ничто так не ясно как то, что дело шло о потреб­ности тела. В мире  говорят: «только голодный понимает, что на душе у голодного, а сытому трудно думать о тех, кто ничего не имеет»; но вы видите, что с Воскресшим не так. Он чувствует вашу нужду, ваш голод, ваш холод так, как и раньше Он чувствовал. Да, Он возвысился выше, а Его славное сочувствие и сострадание стало глубже. Оно стало живою связью между Ним и ими. Он уже не мог голодать или жаждать или уставать и все-таки, как сильно тянуло Его избавить их от этого! О, если бы они твердо знали это! Знаем ли мы это, хотя уже по этому опыту учеников?

И теперь, если Он спрашивает нас так о наших земных недостатках, не так же ли спрашивает Он о духовных?

Конечно, так же. Как много бывает голодных учеников, даже и в наших собраниях! Вот, Он стоит сегодня перед каждым из вас лично, как в то пас­хальное утро с вопросом: дети, есть ли у вас какая пища? Он спрашивает тебя, меня. Восторжествовав и прославившись, Он все-таки не изменился. Окруженный такой великой полнотой в доме Отца, Он готов излить ее нам. Да, никогда не мог бы земной отец быть так сострадателен к своим голодающим детям, как Он ко мне и к тебе. О, да познаем мы так Воскресшего!

Не зная, что это Иисус они не знали также, что Он, Сам Воскресший, говорить с ними. Какое чудное собеседование с Возлюбленным, которое Он сам начал с ними. Ему даже не нужен был бы тот вопрос: Дети, есть ли у вас какая пища?

Он Сам мог на него ответить; Он знал, что у них не было ничего. Но о любовь! Воскресший хочет говорить с ними, как друг говорить с другом, как человек с равным себе, который принимает участие в их благополучие не только вообще, но и в частности в данную минуту. Он заговорил с ними, чтобы подойти к ним ближе, чтобы ближе привлечь их к Себе. Это была первая связь между Ним и ими. Его речь есть движение его сердца к их сердцам, чтобы и они загорелись влечением к Нему, как это было у двух шедших с Ним в Эммаус и у Марии, которые стали говорить с Ним по Его почину. О, как Он любит пробудить их доверие, имея вид чужого человека, чтобы, сбросив этот вид, открыться им, как самый близкий и полный любви друг, чтоб этим обрадовать их.

Знаем ли мы, что-либо о таком любвеобильном отношении к Воскресшему, о таком святом приближеннии к Нему? Он желает слышать наш голос, Он хо­чет развязать нашу речь и если нельзя в другое время, то Он желает сделать это ночью на нашей постели. Конечно, братья, если мы близки к Нему, то такие благословенные собеседования с Ним должны происходить часто.

Они не знали, что это был Иисус и не знали того, что это Он дал распоряжение для их великого успеха. Он был для них чудесным незнакомцем, который велит забросить их сети и указывает место, куда они должны их забросить. Он употребил их руки, их силы, их ловкость и таким образом они поймали большое количество рыб. Бессознательно они были под Его руководством. Это было славно и чудно, но было бы еще славнее, если бы они сознательно были под Его руководством в этом земном деле.

О, да научимся и мы этому! Как часто и мы имели успех только потому, что Он вмешивался, хотя мы и не знали этого. Мы говорили: это была хорошая мысль у нас начать дело так и думали: Как это хорошо случилось, приписывая это нашей ловкости; но это был Он, Он, Который наполнил наши сети, нашу кухню и подвалы или лодки, и мы этого не знали, что это был Иисус. Да даст Бог, чтобы мы, по край­ней мере, как ученики, после всех больших благословений увидали, Кто это сделал. Но все же, для нас бесконечно лучше, если мы сознательно вручаем Ему наши руки, наши силы, наши члены и все наши орудия, так, чтобы Он управлял ими. Отдай их Ему сознательно, ученик Господа, сегодня, так как они должны принад­лежать Ему вечно.

Еще одно. Они не знали, что у Него в продолжение всего этого времени была уже приготовлена Его дорогая трапеза для них. Его сочувствие к ним не было пустое сострадание: Он не сказал: «Идите с миром, грейтесь и питайтесь» (Иак. 2:16), но Он положил угли и имел уже пищу готовой. Да, да Он открывает кладовые Свои, как Иосиф в Египте, для своих братьев и восполняет действительно все наши нужды. Ему неприятно видеть нас голодающими и для Него составляет великое удовольствие дать нам не только доста­точно, но в избытке, так как помимо трапезы Он наполнил их сети и лодки. С этим сердцем любви во всей его полноте мы можем, должны и обязаны снова встречаться, снова всякий день, и мы можем идти Ему на встречу с тем сознанием, что не будем отпущены от Него пустыми. Он и нам приготовил трапезу в виду врагов наших; Его чаша преисполнена. Он питает нас лучшей пшеницей и медом из скалы. Он дает нам пить потоки, чтобы из нас потекли реки живой воды. Он дает нам есть плоть Свою и пить кровь Свою, Он пища наша во веки. О, да достигнем мы чрез это познание славного усвоения и насыщения и всего того, что Он дает в этот час.

Полностью читать в PDF формате - Журнал "Христианин" Выпуск № 4

Поделиться в соц.сетях:

Комментарии

В связи с событиями, происходящими в мире, многие комментарии приобретают всё более оскорбительный, а порой и вовсе экстремистский характер. По этой причине, администрация baptist.org.ru временно закрывает возможность комментирования на сайте. Вместе с тем мы с уважением относимся к праву каждого читателя высказывать свое мнение, поэтому мы оставляем возможность обсуждения новостей и статей в наших группах в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Google+ и Twitter.