От атеизма ко Христу
23.12.2015

От атеизма ко Христу

Статья из журнала «Христианин» 1909, № 4

Я родился в Сальфорде, в графстве Ланкшир в 1860 году. Мой отец был капитан Л. Рид, штаб-офицер в армии, прикомандированный к гарнизону, стоявшему в этом города. Я предназначался к той же профессии, и меня соответственно воспитали; мои юные годы протекли в казармах среди солдат. Но в 1873 году прошел в Парламенте новый закон Гладстона о переформировке армии, который и положил конец военной карьере, избранной для меня моим отцом. Результатом явилось то, что меня послали конторщиком, в контору Мистера Райланда с Сыновьями в Манчестере.

Меня воспитывали в вере Англиканской церкви и, когда мне пошел 20-ый год, я был конфирмован покойным епископом Фразером в Пендлетоне. Но к несчастью в этот критический период моей жизни, (когда я начал становиться взрослым) вступление нового священника в церковь моего прихода (Св. Павла в Паддинстоне) вызвало много несогласий: он ввел массу обрядностей, чем скоро уменьшил число прихожан, и направил многих искать помощи и товарищества у диссидентов, а другим указал дорогу к скептицизму, господствовавшему в то время.

Прения между париями различных церквей скоро привели меня к изучению того, что называется «высший критицизм». Я почувствовал себя, как и большинство молодых людей этого возраста, «мудрым по собственным понятиям» и вполне в силах разобраться без посторонней помощи в доктринах и преданиях. В этом я вижу первый шаг к падению, которое в последующие года имело такие плачевные последствия в моей жизни; мне хотелось бы в виду этого предостеречь всех молодых людей от слишком большого доверия к своим собственным мечтам в отношении к великим делам Божьим, в изучении которых следует искать указания у старших, как по возрасту, так и по христианской опытности.

«Facilis decensus Averni», хорошо известная пословица, указывает на легкость, с которой можно спуститься в ад, и действительно, мое сошествие  к неверию стало очень быстрым после первого шага.

Я жадно прочел «Жизнь Христа» Штрауса, в ко торой он доказывал, что Евангельские повествования стоят наравне с мифологией древней Греции и Рима и что Христос был просто мифом, вероятно заимствованным из мифологии индийского бога Кришны. Затем я охотно проглотил «Жизнь Христа» Ренана с его прекрасным, но губящим душу, изображением Христа; в нём Он изображен ни божеством ни человеком, ни Сыном Божьим, ни действительно благородным и хорошим человеком. Фихте, Гегель, Шопенгауэр и другие германские метафизики всецело заняли мое воображение и скоро я окончательно погрузился в пустые миражи идеализма, трансцендентализма, пессимизма и таким образом обратился в философствующего деиста. Затем мое внимание привлек Август Конт с его позитивистской философией; его вероятная теория знания и религии приобрела много последователей, преимущественно благодаря его попыткам превратить свободомыслие в религию. Религия человечности стала культом, и изуверы её должны были покланяться отвлеченности, то есть: возвысить идею о всем человечестве прошедшем, настоящем и будущем в понятие о Великом Существе, которое надо почитать и которому надо поклоняться. Профессор Гексли метко обозначил ее католицизмом минус христианство.

Эти веяния уступили дорогу еще более крайним критикам и противникам христианства: Руссо, Вольтеру, Вольнею, Пэну и другим; я с рвением изучал их и христианское учение было коварно искоренено из моей души.

Я сделался тем, что называется свободомыслящим (почему отступник христианства имеет монополию на этот титул, я никогда не был в состоянии понять). Переход в этот фазис сильно облегчился занятиями в области науки, с которой я познакомился через посредство произведений Бюхнера, Геккеля, Дарвина, Тиндаля, Таксли и т. д. и вписал доктрины эволюции, которые дополнили дело и превратили меня в материалиста атеиста. В том состоянии души я встретил Чарльза Брэдлау, известного английского атеиста мистрис Анни Рэнэзант, доктора Эдуарда Авелинг и других выдающихся атеистов, принял участие в агитации за кандидатуру  М-ра Брэдлау в Нижней Палате, дважды я принимал участие, как делегат Сальфорда, в демонстрациях в Трафальгар-Сквере в Лондоне. Под влиянием учения Брэдлау я обратился в активного пропагандиста анти христианства и в 1882 году сделался секретарем отделения Национального Светского Общества, в котором он был президентом, и проводил активную пропаганду против Христианства во многих окружающих Ланкашир и Честер городах. Непрерывная борьба с постоянными атаками христианства вскоре притупила мой нравственный аппетит; но для меня не было ни пищей для души или ума, ни вдохновением для жизни постоянно нападать на то, что я считал мертвой вещью. Конечно, было что-то, из-за чего больше стоило жить, чем простое, отрицание. Эти, или подобные им, мысли кажется волновали значительное количество последователей Брэдлау, потому что при по явлении Генри Джорджа и его схемы национализации земель и образования демократической федерации Вильямом Моррисом и другими в Лондоне, почти половина членов светского общества, руководимого М-с Бизант и доктором Авелинг отказалась от своего анти христианского крестового похода и присоединилась къ социалистам. Я был одним из первых на севере Англии, который принял новую «религию». Я образовал первую социалистическую организацию в Ланкашире в 1884 году и был секретарем несколько лет. Затем, в 1890 году я сделался секретарем Манчестерского Фабианского Общества, к которому принадлежали Бернард Шоу, Сиднеи Вебб, Губерт Блэнди и Роберт Братчфорда; я был одним из семи человек, которые, в 1892 году, образовали независимую трудовую партию и был главным секретарем Манчестерской и Сальфордской независимой трудовой партии в 1894 году.

Между прочими делами, которыми я занимался в то время, я писал статьи в газеты: «Время рабочего», «Трудовой мир»,  «Труба»,  «Муниципальный реформатор»  и т. д., был директором Торгового Союза Шерт и К°. первым ввел в Англию новую форму торговых союзов; организовал торговый союз для женщин белошвеек, женщин-конторщиц и т. д., неправильно думая, что истинное счастье может быть достигнуто только путем улучшения социальных условий жизни народа.

В этом направлении мыслей и деятельности я прожил 20 лет, произвольно варьируя свои идеалы. То это был позитивизм и религия гуманности, то секуляризм с его утилитарной моралью, то. эгоизм с его жизненным центром «я», эпикурейство с его поисками высших удовольствий в жизни, то материализм с культурой чистого разума или социализм с мечтами о равенстве.

Все эти средства были испробованы и вся жизнь казалось бессмысленной: я изумлялся, к чему я здесь и не находил ответа. Жизнь казалась фарсом, в котором мы вынуждены играть роль. К чему нужно было создавать интеллектуальное здание, если ему суждено рассыпаться в прах без всякого предупреждения? Чем были столь хваленые науки, философия и литература? Действительно лишь суета сует и ничто больше. Но я не мог покинуть их. Мне казалось, что во всем этом есть цель, но как я ни старался я не мог постигнуть ее. Когда я был на высшем пункте возмущения против Бога, когда я соединился с анархистами, эгоистами, учениками Ницше хвалясь самыми богохульными крайностями, направленными против Христа и христианства, отказываясь крестить моих детей или давать какое- либо религиозное воспитание, избегая для них всякого религиозного или христианского влияния, мне было назначено моими хозяевами предпринять большое деловое путешествие, объехать около 16000 миль.

Во время этого путешествия я посетил 62 самых больших города Соединенных Штатов Америки. Я отплыл в начале 1900 года в Нью-Йорк и проехал через Восточные Штаты до Бостона, Филадельфии, Балтимора, Вашингтона, Буффало, посетив водопад Ниагару; через Средние Штаты, Питсбург, Цинциннати, С.-Луи, через озеро Эри к Детроа, Чикаго, Мильвоки, Миннеаполис к Денверу, вдоль Скалистых Гор к Соленому озеру в штат Мормонов, к северу в Портленд и оттуда через Орегон в Калифорнию, Сакраменто, среди китайцев Чайн-Тоуна, С. Франциско, прекрасное Лос-Анджелес и вниз на Дикий Запад, через Оризону, Новую Мексику, выдержал карантин в пустыне,  выброшенный вместе с багажом на 36 часов, пока следующий поезд не подобрал меня, затем Южные Штаты Кентукки, Теннесси, Луизианы, с его неграми на хлопчато-бумажных плантациях, к Новому Орлеану и обратно к восточным берегам через  Канзас-Орио, вдоль длинного Миссисипи, Миссури до Небраски, Омаха, Пенсильвании, к Нью-Йорку и через океан обратно в Англию.

Каков был для меня результат этой поездки? Было ли это простым случаем, что мне было дозволено предпринять это путешествие? Нет! я вполне убежден, что это было милосердное Провидите Божие, которое повелело так; это путешествие есть панорама, которая постоянно разворачивалась передо мной на пространстве тысячи миль, где я соприкасался со всеми земными расами: черно, красно, желто и белокожими людьми. Это был способ, которым Бог привлек меня к себе. Я был то в диких прериях Запада, то взбирался на высоту 14000 футов, минуя удивительные ущелья Колорадо, внушающие благоговение и страх. Был на снежных вершинах Скалистых Гор, пробирался через песчаные пустыни сотни миль, встречался с краснокожими Новой Мексики, жил с пастухами Оризона, среди красот Калифорнии, любовался на виды Чайн-Тауна, с его 50000 китайцами, находился среди негров в их хижинах. Все это невольно имело на меня глубокое влияние и разрешилось откровением того, что Бог есть существо, знающее и любящее людей, Им созданных. Час этого откровения приближался. Я сидел в вагоне ж. д., медленно взбиравшемся на удивительные скалистые горы. Мы поднялись на высоту 15000 футов. Покинули Колорадо при 90° Фаренгейта в тени, а в настоящее время проезжали среди снежных вершин, где орлы парили мимо нас, пока поезд медленно взбирался на высоту. Эта панорама была поразительна для горожанина, выросшего среди кирпичей и известки Манчестера. Здесь я увидел изумительное величие природы.

«Королевское ущелье» лежало, в глубину около 3 миль, по одной стороне рельсов, по которым мы проезжали; мы были на краю пропасти и опять поднимались на другую вершину, пока не достигли высшего пункта. На этой высоте поезд поднимался так медленно, что все пассажиры вышли из вагонов, и я остался один.

Я сидел в мечтах, смотря на это зрелище и в тоже время инстинктивно начал доискиваться объяснения всем этим чудесам. Первой моей отчетливой мыслью было: «Конечно, все это не является результатом случайных обстоятельств, слепого случая, материи и силы или, как мы говорим «связью случайных атомов». Что-либо другое, кроме теории атомов должно объяснять эти чудеса. Может ли «эволюция» объяснить все? Эволюция может удовлетворительно отвечать, пока мы изучаем природу в нашей комнате среди книг, но непосредственное соприкосновение с природой, во всей её суровой красе, говорить нам об существовании высшей силы, вне нас. Я почувствовал невольный переворот в своей душе, неудержимое чувство удивления, благоговения и почтения проникло в мои мысли. Я всегда честно искал истину и в моем уме внезапно вспыхнула мысль: «А может быть, в конце концов я ошибался?» Я чувствовал, что должен стать лицом к лицу с этим вопросом. Я бросился на колени и воскликнул: «О, Господи, если Ты существуешь, откройся мне». Я просил света и он ослепительно засиял! Казалось, весь вагон наполнился светом. Точно какой- то покров спал с моей души с помощью Духа Божия. Я почувствовал себя в присутствии Самого Бога и сдался без борьбы. Я, который так долго противостоял Его милостивым убеждениям, который упорно возмущался против его авторитета столько лет, был, наконец, приведен к подчинению. Я встал с колен полный радости, говоря себе «Бог существует». Ко мне явился. «Тот свет, который просвещает всякого человека, приходящего в мир» (от Иоанна 1:9). Здесь не могло быть «ассоциации идей», как сказали бы некоторые, чтобы объяснить это влияние, потому что когда я упал на колени у меня в руках была книга Ингерсоля, которую я читал. Внезапная перемена просто означала, что Дух Божий вошел в мою жизнь, не смотря на все мое сопротивление, без того, чтобы я искал его, без помощи человека или книги и я знал, что я видел славу Божию и Его удивительные дела! О, что за откровение, что за революция идей, какая радость и мир познать неизреченного любовь Божию.

Видел ли я сон или бредил? Ни то, ни другое, никогда в жизни не чувствовал я себя столь здоровым. Это было мое ясное познание присутствия Божия. По возвращении домой я сказал своим неверующим друзьям, что верю в Бога. Некоторые пробовали высмеивать меня, другие говорили, что я заболел, что мои нервы расстроились от длинного путешествия, но вскоре они убедились, что это нечто глубокое, что здесь скрыто нечто большее, чем они предполагали и один за другим они покинули меня, стали избегать меня, как человека, лишившегося рассудка. Прошло несколько месяцев и моя прошлая жизнь стала меня беспокоить. Я чувствовал за собой грехи, за которые должен был ответить, я понял, что вел ужасную богохульную жизнь и раздумывал, совершил ли я смертный грех. Мое состояние все ухудшалось. Я проводил бессонные ночи, днем мысли так преследовали меня, что я ни о чем, кроме этих 20 лет, проведенных в служении греху, и думать не мог! Я не смел ни с кем говорить об этом и мученья мои так увеличились, что я думал, что умру если это состояние еще долго продолжится. Наконец мне пришла в голову мысль купить Библию, чтобы в ней найти объяснение моего состояния. Библию я купил и, послав жену спать, всякий вечер принимался изучать Св. Писание, чтобы узнать, есть ли спасение для такого великого грешника, каким я себя чувствовал. Я начал с книги Бытия и продолжал Ветхим Заветом, но утешения не нашел, скорей впал еще в большее отчаяние, когда дошел до обличений и наказаний налагаемых на тех, кто хулил имя Божие. Но, как отчаявшийся человек, я упорствовал до тех пор, пока не дошел до удивительного текста в Новом Завете от Иоанна 3:16: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную».

Вот наконец нечто подходящее к моему случаю. «Всякий» значило «кто-бы то ни был» и это включало меня, это были не условия, но вера;  я искренно верил, что И. X. умер за грешников и я, будучи одним из великих грешников, знал, что Он умер и за меня. Немного дней спустя весь смысл совершенного дела Христова вселился в мое сердце и мысли. Я самопроизвольно засвидетельствовал моим друзьям радостную весть, что я прощенный грешник, что все мое прошлое пригвождено к кресту Христа и что Бог по благости своей не помянет больше грехов моих. Новая жизнь принесла с собою не только великую радость и мир, но и серьезное желание распространить благую весть. Испытав милость Божию, я жаждал дать познать эту великую радость другим ослепленным душам, но скоро я убедился, к своему удивлению, что они и не желали узнать «благой вести Божией». Они не желали, чтобы им мешали, им было удобно жить в грехах и ослеплении. Я очень удивлялся тому, что они могли отвергать такую любовь, что благословенная весть о любви Христа к грешникам могла встретить такой холодный ответь; но я вспомнил свой грустный случай, как слеп и зол я был в течении 20 лет и я удивился тому, отчего Он избрал меня. Мне нравилось останавливаться на этом радостном факте, что Он не только дал Себя в искупление за мои многие прегрешения, как Он это сделал и за всякое другое существо, но что Он позвал меня Своим кротким голосом и я услышал Его и пришел к Нему и Он сказал мне: «Не бойся, потому что Я искупил Тебя; Я назвал тебя по имени; ты Мой; Я не покину и не оставлю Тебя». Подобные мысли пробудили во мне любящие и преданные чувства. Я глубоко огорчался теми 20 годами, которые я более чем потерял в служении дьяволу и серьезно стремился искупить свой грех, в то время, которое еще было дано мне. Я искал Господа в молитве, и просил указать что мне делать. Я предлагал Ему себя в служение. Я все мое время посвящал ему, Который столько для меня сделал, и искал указаний Его Святого Духа.

 

Как я услышал призыв.

В июле 1903 года я присутствовал на собрании в Кесвике и был очень возбужден митингом под председательством г-жи Пенн-Люис, тема которой была «Слово Креста на всех языках, всем народам и национальностям».

Она описывала брошюры Библии, кот. должны были быть изданы в Индии, на разных языках. Я был под глубоким впечатлением этого дела распространения «Слова о  Кресте» в миллионах экземпляров всем народам света и почувствовал, что Господь призывает меня вступить в это дело. На миссионерском митинг, состоявшемся в субботу в Кесвикском собрании, я предложил себя Господу, с тем, чтобы идти, куда Он направит меня и теперь пришло время испытания. Меня спросили соглашусь ли я отправиться в Индию и помогать изданию этих книжек Библии. Я охотно согласился и жена моя радостно согласилась на мой отъезд. Я отказался от своего торгового места у мистеров Райланд и Сыновья в Манчестере, где я прослужил 30 лет и вверился руководительству Божию. С упованием решился я пуститься в путь и в скором времени верующими людьми были присланы деньги на дорогу.

8 января 1904 года я отплыл в Индию. Из этого видно, как можно уповать на Бога. Через 6 месяцев после того, как я стал миссионером, я уже был на пути в чужбину.

Приехав в Бомбей, я сперва отправился в Бенгалуру, в Южной Индии, чтобы присутствовать на миссионерском собрании, где я был тепло приветствован его членами и имел радость рассказать историю моего обращения и призыва на большом публичном митинге в Майо-Колле, в Бенгалуру; затем, нисколько дней спустя, я говорил на митинге образованных индусов в зале лондонских миссионеров. Я свидетельствовал о спасительной силе Христа. Приехав в Мадрас, я занялся распространением книжек, Библии и когда Д-р Рюдизил был внезапно отозван в Америку, по делам Миссии, мне поручили издание. Я очутился во главе 200 туземных служащих, пастором местной церкви, суперинтендентом сирогского приюта для мальчиков, надзирателем шести индусских школ, инспектором 16 туземных пасторов, учителей, мужчин и женщин, распространяющих Библию; наблюдал за 3 округами, один из которых был в девственной территории, 134 милями южнее Мадраса, состоявши из 200 селений в джунглях; так же проповедовал поочередно с другими в Английской церкви и 2-х других церквах. 3 года мы продолжали издавать книжки Библии на туземных языках, распространяя их по всему земному шару; около 8 милл., на 60 языках было издано нами за этот малый промежуток времени.

Но при переменах в заведывании изданиями, я вернулся в Англию и теперь, когда я пишу этот рассказ о милости Божией к грешникам, я служу секретарем -  корреспондентом союза для издания книжек Библии, в Великобритании и других частях света. Эта книга, мы верим, предназначена, как справедливо сказал Евангелист «распространиться по всей вселенной»

Миссия Библии наполняет мое сердце. Это история любви Божией к смертным людям, которой он доказал, отдав Своего Сына на постыдную смерть на кресте, вместо них и за них. Пусть каждый из читателей убедится, что «Христос умер праведный за неправедных, чтобы привести нас к Богу». (1Пет.3:18).

Может быть, некоторым из читающих тяжело на душе или они смущаются чем либо, желая познать правду о Боге и найти Его путь ко спасению. Если они почувствуют влечение написать и довариться мне, я с радостью готовь дать посильную помощь и указание, какое БОГ ВНУШИТ МНЕ.

Полностью читать в PDF формате - Журнал "Христианин" 1909  № 4

Поделиться в соц.сетях:

Комментарии

В связи с событиями, происходящими в мире, многие комментарии приобретают всё более оскорбительный, а порой и вовсе экстремистский характер. По этой причине, администрация baptist.org.ru временно закрывает возможность комментирования на сайте. Вместе с тем мы с уважением относимся к праву каждого читателя высказывать свое мнение, поэтому мы оставляем возможность обсуждения новостей и статей в наших группах в социальных сетях: Facebook, ВКонтакте, Google+ и Twitter.